Три месяца спустя. Воспоминания о гонке в Толочине

Летние соревнования: Три месяца спустя. Воспоминания о гонке в Толочине

Оперативность – это когда я дописываю отчёт о прошедшем в Белоруссии лыжероллерном марафоне только через три месяца.

  В качестве предисловия

Замечаю за собой не очень хорошую черту: если мне нужно что-то сделать, но это не входит в число первостепенных задач, то выполнение этого дела откладывается на завтра. И чем менее важное это дело, тем на больший срок я его откладываю, а если дело вовсе не важное, то спустя какое-то время я предпочитаю на него просто «забить».
 
Так у меня получилось с отчётом о лыжероллерном марафоне «Купалье». Большая часть отчета была написана за пару первых дней, но дальше стало появляться множество «но», и чем больше времени шло, тем новее очередные «но» появлялись в качестве отговорок:

Летние соревнования: Три месяца спустя. Воспоминания о гонке в Толочине
Это примерно про меня)))

— мне нужно было несколько дней, чтобы собрать все факты, фото- и видеоматериалы вместе;
— мне нужно было дополнительное время, чтобы всё это  «прилизать», придать статье товарный вид;
— в августе, когда актуальность статьи становилась всё меньше и меньше, а у меня был полный завал со свободным временем, я её временно заморозил до лучших времён;
  — в конце августа я планировал участие в другом лыжероллерном марафоне, Alliansloppet в Швеции, и я решил привязать отчёт к этому событию, но уже видоизменив формат до школьного изложения «Как я прошёл это лето», где кульминацией должна была становиться гонка в Швеции;
— но до Швеции я так и не доехал, но в первых числах сентября в Одинцово проходила гонка «на руках» с членами сборной России, где, собственно, и можно было проверить свою готовность, сделать определённые выводы и сделать кульминацией статьи эти соревнования, а не Alliansloppet;
  — но приехав утром на гонку, я почувствовал себя не в силах выйти на старт. Так как свадьба, проходившая накануне, где я был пытался быть ведущим, высосала из меня все соки. Я немножко побегал и смотреть эти соревнования со стороны.
После того, как с моменты проведения гонки прошло 2 месяца, актуальность материала совсем потерялась, и  он окончательно «повис». Но вот сейчас, спустя три месяца, у меня появилось свободное время, и я представляю свой взгляд на гонку в Белоруссии. Надеюсь, что он будет интерес хотя бы  тому десятку человек, что бежал со мной в Толочине;)
 
Подготовка к гонке

В конце июня стало известно, что местом проведения классического лыжероллерного марафона стал Толочин – очень удобный вариант для участников из России с точки зрения логистики.  Зайдя на сервис polar.flow.com, я нашёл в профиле одного из спортсменов сборной Белоруссиигонку на данной трассе. Обработав эти данные, получил для себя на выходе необходимую информацию: протяжённость круга 3,4км, один подъём с набором 18 метров и средним уклоном около 8% и длинным плавным спуском протяжённостью почти 1,5 км, общий набор высоты на круг составляет около 27 метров. Все эти данные и заявленный классический стиль передвижения позволяли эффективно испробовать даблполинг. Сразу же возникло желание пробежать данный марафон, чтобы оценить всё то, что удалось наработать и натренировать за первый месяц лета 2016 года.
 
Простота рельефа на предстоящей гонке позволяла ничего не выдумывать и не искать, а готовиться в шаговой доступности от дома – на ВВЦ, где есть подъём с перепадом 14 метров и средним уклоном 5%, а местами доходящим до 9%, что позволяло смоделировать предстоящие условия.  Ещё одним плюсом при подготовке стал факт, что мне удалось заинтересовать этой гонкой своего друга-соперника ещё со школьных времен Дениса Эйсмонта. Для него эта гонка идеально вписывалась в план подготовки к чемпионату России по лыжероллерам. Так мы провели с ним на ВВЦ две повторные тренировки (Денис на лыжероллерах Start, а я – на Swenor «двушках»), где отрабатывали специфичные навыки на различных участках и переменном рельефе, которые  должны были нам пригодиться на марафоне.
 Летние соревнования: Три месяца спустя. Воспоминания о гонке в Толочине
Пример нашей с Денисом подводящей тренировки за 10 дней до страта марафона.
 
Дней за 10 до гонки вышло положение, где организаторы оговорили ограничения по допуску лыжероллеров. По факту ограничение было только одно – диаметр колёс до 80 мм. Не оговаривалось даже наличие стопорного колеса, а различные доработки для увеличения скорости  только приветствовались.  Встал вопрос по инвентарю. Удалось найти скоростную «классику», но и на всякий случай брал тренировочную лыжероллеры. На месте хотел посмотреть, на чём побегут другие участники, и от этого выбирать пару на гонку: не очень хотелось приехать на старт, оказаться единственным человеком на скоростных лыжероллерах и без борьбы выиграть. Хотелось погоняться, побороться, посражаться!))
 
За пару дней до старта стало окончательно ясно,  что мне получится поехать на эти соревнования.Я нашёл у друзей скоростную «классику» и составил план поездки: выезд вечером пятницы на поезде в Смоленск, около часа ночи заехать в номер гостиницы и лечь  спать; позавтракав, утром отправиться на беговую тренировку с целью осмотра города и после лёгкого перекуса в полдень пересечься с Денисом Эйсмонтом, который проводил короткий сбор рядом со Смоленском, и отправиться к месту старта.

 Летние соревнования: Три месяца спустя. Воспоминания о гонке в Толочине
Аэробная беговая тренировка утром накануне старта в Смоленске. Никаких интервалов или коротких ускорений. Равномерная восстанавливающая тренировка с целью осмотра города по периметру Смоленмкого крепости. Особенно удивил набор высоты в городе. Перепад на левом берегу Днепра составляет более 80 метров.
 
Кому-то может показаться странным, что перед соревнованиями протяжённостью около 1,5 часов я отправился за 7 часов до старта на ещё одну тренировку (а старт был намечен на 17 часов вечера, что было очень не обычно, но в тоже время, очень удобно). Но зная себя, я понимал, что положительные эмоции от того, что я увижу и узнаю что-то новое, гораздо важнее для меня, чем просто тупо лежать в постели и прогонять лишний  раз гонку в голове. А созданный дефицит в 800-850 ккал можно с лёгкостью покрыть за 5,5 часов до старта.
 Летние соревнования: Три месяца спустя. Воспоминания о гонке в Толочине
Смоленская крепость, постоенная ещё при Борисе Годунове в 1602 году, в период, известный в российской истории, как Смутное время. Общая протяжённость строения по периметру составляет около 6,5 км, но большая часть стен и башен разрушена. Что меня удивило, большая часть крепости разрушена ещё в 1812 году, оставляющими при отступлении город французскими войсками императора Наполеона I, а не как я думал первоначально, во время Великой Отечественной войны.  
 
Всё прошло по плану, и после полудня мы с Денисом Эйсмонтом и его отцом отправились в Толочин.  Дорога прошла легко и непринуждённо за живым общением, в частности, за обсуждением Хатыни и Катыни, и истории Белоруссии во времена ВОВ. Подъезжая к месту  старта, я задал Денису интересующий меня вопрос.
 
— Ты скажи, какая у нас будет тактика? – спросил я, т.к. по моим предположениям мы оба должны были быть в тройке, но никто из нас не должен был выиграть. Лидерство в гонке я отдавал другому Денису, Кабанену из Петрозаводска.
— Первую половину дистанции просто ехать, а на второй половине дернуться и уехать вдвоём, — ответил мне Денис.
Должен сказать, что ответ меня порадовал, и я услышал в нём ровно то, что и хотел: Дэн был готов работать командой в нашем эгоистичном и индивидуальном спорте сам, и его не нужно было к этому склонять.
 
Приехав за 75 минут  до старта, мы зарегистрировались, и я пошёл посмотреть круг бегом.  Трасса была очень интересная, я бы даже сказал, что она была странная: был один подъём, с набором, как я перед этим и изучил, около 18 метров, продолжительность работы на нём составляла менее 40 секунд, и с очень пологим спуском. Спуск в гонке по времени занимал около двух с половиной минут, и за это время тебе доводилось толкнуться руками всего пару десятков раз (а не около полутора сотен раз, как это должно быть при равнинном отрезке данной продолжительности по времени).
 
Профиль трассы идеально подходил для даблполинга и толкаться ногами нужно было только полуконьком на стадионе, где было скопление из 5 поворот за 500 метров дистанции, один из которых на 180 градусов. Если, одной фразой, то увиденное меня порадовало. Эта трасса мне подходила. Она позволяла  проявить мне свои сильные стороны, полностью скрывая слабые.

Летние соревнования: Три месяца спустя. Воспоминания о гонке в Толочине
Последние приготовления перед стартом.
 
Осмотрев трассу полностью, я посмотрел на других участников, точнее, на их инвентарь. У всех участников были скоростные лыжероллеры: скоростная классика или скоростные колёса Lynx76 мм без противооткаточного механизма на платформах от лыжероллеров  Start. Увидев этот  арсенал инвентаря у конкурентов,  решил для себя бежать на «скоростных» и дополнительно перед стартом полностью промыть и перебрать колёса, с чем я благополучно и справился, но это у меня съело всё время на разминку, когда я встал на роллеры, то до старта оставалось всего 8 минут.
 
Приехав на стартовую поляну, я обнаружил, что первый ряд полностью занят: «Ну и ладно!», — подумал я и встал во второй ряд. Дистанция длинная и ещё прорвёмся.  Но как оказалось, первый ряд был предназначен для лидеров общего зачёта «Роллер-Тура» и я оказался в третьем ряду. Учитывая, что через 50 метров после старта был поворот на 180 градусов, а дальше шло сужение, то я смотрел на свою стартовую позицию уже не так оптимистично.

Летние соревнования: Три месяца спустя. Воспоминания о гонке в Толочине
За пару минут до старта. В первом ряду под номером 11 стоит Денис Кабанен. Я с Денисом Эймонтом стою в третьем ряду.
 
 Самогонка
 
Нам дали старт, и мы сильно растянулись. Образовалось две колонны, одну из которых вёл Денис Кабанен.  Я решил прорваться по краю и к подъёму приблизился к головке, но тут произошло то, что я никак не ожидал, и, видимо, не ожидал никто – Денис Кабанен взвинтил темп и пошёл в отрыв в подъём на первых же 500-та метрах дистанции. Никто на это не отреагировал. Вообще никто!!! То ли никто не поверил в серьёзность намерений, то ли все были деморализованы побегом на первых метрах дистанции, но пока я был заблокирован группой участников на подъёме, Денис создал «дырку» метров в 15 к вершине подъёма.  Выбравшись из всех «коробочек» и оказавшись на свободном пространстве, я догнал Дениса к основной части спуска, а там уже растолкавшись, очень бодро  накатил его.
 
«Супер! – подумал я, — у меня роллеры катят лучше всех!»
Но, как показала гонка, если я садился первым в группе, то меня, пускай уже не так бодро, но накатывали все остальные участники. Роллеры у меня катили, как и у всех, а дальше дело было в том, как ты расталкиваешься перед спуском и в твоём весе. А вес у меня был больше, чем у большинства участников. Это позволяло мне иметь небольшое преимущество на спусках. Но и меня задние ряды накатывали довольно бодро, при этом, никто особо вперёд не лез, а ехали или параллельно или сзади. Из-за такой высокой плотности участников, оставалось мало места для постановки палок на асфальт, а другие участники представляли опасность наехать на твои палки. Поэтому первые толчки было очень важно делать коротки и быстро отрывать палки от асфальта. Ещё было важно ехать в одной колонне, как-будто в одной лыжне, иначе, или ты, или тебе могут наехать на палки, что чревато поломкой палки.
 
Поил меня и Дениса Эйсмонта его отец. Учитывая, что мы бежали гонку летом, а я по жизни являюсь ужасным «водохлёбом», то я попросил поить меня с первого круга и каждый круг (по моим прикидкам, мы должны были ехать круг около 7-7,5 минут). Денис попросил его поить со второго круга.  Должен отметить, что отец Дениса справился со своими обязанностями очень профессионально, и мы сэкономили на питье кучу времени и сил, а учтя все свои индивидуальные особенности и количество распланированного на всю дистанцию питания, мне в тёплую погоду удалось сохранить энегетический и водный баланс. 

 Конец первого круга, и я уже пью. Отец Дениса подавал напитки очень профессионально. А моя лидирующая позиция вызвана не столько приёмом пищи, сколько тем, что я просто выкатился первым со спуска.  Постоянный поворот головы вызван беспокойством за свои лыжные палки, так как на стадионе часто меняется траектория, то не хотелось на пустом месте лишиться инвентаря. Ещё один забавный момент, я выкатился на стадион первым, а Денис Эйсмонт — последним в лидирующей группе.
 

 

С середины первого круга я всегда ехал в числе лидеров. Так как уровень участников был не самым высоким, то всю инициативу нужно было проявлять самому. А это было проще делать с первых позиций. Да и отвечать на возможные атаки конкурентов так было тоже проще.
 
На втором круге Денис Кабанен снова ускорился в подъём, создав небольшой отрыв. Я его рывок поддержал и мы отъехали вдвоём. Но когда началась пологая часть, Денис сбросил темп и начал ждать всех остальных. Не понял манёвра, который повторился второй круг подряд, у нас состоялся небольшой диалог.
— Какие намерения насчёт побега? — поинтересовался я.
— Сначала подёргать всех, а круга за 3 до финиша уехать, – ответил мне Денис.
 
Намерения карела мне стали понятны. Он, как сильный специалист в даблполинге, намеревался использовать свою сильную сторону – хорошо проработанные окислительные возможности мышц рук, используемые в этом стиле, и хорошую техническую подготовленность.   А намеревался он это использовать там, где этот свой потенциал ему проще всего было реализовать себе в плюс – на подъёме.

Летние соревнования: Три месяца спустя. Воспоминания о гонке в Толочине
Окончание второго или третьего круга, пелотон «тащит» Денис Кабанен.
  
Когда Денис дёрнулся на третьем круге, то я почувствовал пустоту в руках и понимание, что первый, кто отвалится, буду я, человек, постоянно поддерживающий его рывки. Допускаю, что такие ощущения у меня возникли из-за отсутствия полноценной разминки перед стартом. На четвёртом круге я уже не так бодро отреагировал на атаку Дениса, но причиной этого была не пустота в руках, а нежелание ломать лыжные палки своего оппонента. Перемещаясь по подъёму прыжками, Денис прыгал не только по направлению движения, но и поперёк, что не создавало возможности ехать за ним, но создавало возможность мне не специально наехать на наконечник палки и сломать её. Денис, не делай так на более массовых соревнованиях!;))
 
Выйдя с подъёма на четвёртом круге, Денис Кабанен снова бросил толкаться и пропустил меня вперёд. Я лениво поехал первым, но тут параллельно мне проехал другой Денис – Эйсмонт.
— Ну что? – спросил у меня он. — Попробуем  уехать?
И, не дожидаясь моего ответа, взвинтил темп и отъехал метров на  10 от меня.  Удивившись такой ранней атаке своего товарища, я, конечно, согласился и поддержал его атаку, вот только закрыть я этот просвет смог только через пару сотен метров  к спуску, т.к. мне было это сделать непросто, и я шёл «на все деньги».  На спуске я, накатывая Дениса, подтолкнул его в палку, сказав, чтобы он сидел в низкой стойке. После этого я первый раз после того, как мы взвинтили темп обернулся назад и увидел всех наших преследователей на просвете в 2-3 секунды. Всё было зря!  Я выехал параллельно Денису, поблагодарил его за попытку, сказал о бессмысленности продолжать и оставить попытку побега на будущее.


 К концу спуска вперёд вышли два участника из Белоруссии и с лозунгами криками: «Давай! Сейчас мы покажем им, как бегают у нас в Белоруссии!», вышли вперёд на 600-700 метров, ничем не удивив. Возможно, это был самый медленный отрезок за всю гонку. Что, как оказалось позже, мне и Денису Эйсмонту было абсолютно на руку.
 
Даже если ты находишься на третьей-четвёртой позиции, то это давало заметное преимущество по сравнению с лидирующей, что позволяло заметно экономить силы. Опускаться ниже я не люблю и считаю опасным. Но Денис Эйсмонт снова ехал только в начале второго десятка и его это нисколько не беспоколо.


Начался 5 круг из 13. Я продолжал держаться в головке, как и всегда. Тут, перед подъёмом, со мной поравнялся Денис Эйсмонт и предложил попробовать «дёрнуться» ещё раз. Я всегда за любую движуху активные действия по ходу гонки, поэтому дал своё согласие!  С самого начала подъёма Денис пошёл одношажным, и я поддержал его темп. Поддержал очень легко, не дав ему отъехать вообще от себя, продолжая идти всё даблполингом. Я поддержал атаку и физически и морально, но без особого энтузиазма: всё выглядело очень легко и по сравнению с предыдущей атакой, вообще не агрессивно.
 
Когда на пологой части, через 150 метров после подъёма, я подтолкнул Дениса «в палку» и оглянулся назад, чтобы посмотреть, как обстоят дела у всех остальных, то был сильно удивлён, увидев всех на  просвете в 35-40 метров.  Поняв, что дело пахнет керосином побегом, я в этой ситуации сразу крикнул своему напарнику об этом и начал моментально разрабатывать стратегию наших действий. Получилось что-то примерно следующее:
 
1.       Распланировать наши действия в соответствии с сильными и слабыми сторонами каждого из участников дуэта.
2.        Довести эти действия до автоматизма, чтобы обойтись без заминок  и не терять драгоценное время там, где этого можно избежать.
3.       Мотивировать напарника на продолжение работы.
4.       Работать в этой паре не только головой, но и самому «потаскать рояль», причём так, чтобы это было очевидно оппоненту.
5.       Постоянно оценивать ситуацию и физическое состояние, и правильно реагировать на эти изменения.
        
А теперь обо всех этих моментах подробнее:
1.       У  себя  я видел два очевидных плюса перед Денисом: большая масса тела, за счёт чего я получал преимущество на спуске, и лучшая техническая подготовленность в даблполинге, за счёт чего я имел небольшое преимущество на пологих спусках и равнине.  У Дениса был один очевидный плюс передо мной: он заходил в подъём одновременным одношажным ходом, и у него получалось подняться в подъём чуть быстрее, чем мне, бегущему только бесшажным ходом. Поэтому почти всю пологую часть трассы и весь спуск лидировал я, а небольшой участок после стадиона и весь подъём лидировал Денис.
 
Летние соревнования: Три месяца спустя. Воспоминания о гонке в Толочине
Мы уже в отрыве, пытаемся наладить командные взаимодействия.
 
2.       Денис не сразу понял, что я от него хочу. Первый круг у нас бывали заминки и недопонимание, но благодаря общей цели и постоянным подсказкам мы за два круга довели свои действия до автоматизма и дальше понимали друг друга уже без слов.
 
3.       Я постоянно делал Денису призывы «поработать», говорил, что он «молодец», а это действительно было так, и ещё всячески его хвалил и мотивировал. Но это  были только слова, и они были бы пусты, если бы дела наши были дрянь плохи. И тут мне на помощь приходили факты: на стадионе мы видели наших преследователей, и разрыв между нами всегда увеличивался, на что я всегда указывал Денису. А это было лучшим доказательством, что первые два пункта были продуманы и реализованы мной верно, а похвала была не просто лестью, а подкреплялась наглядными фактами.

Летние соревнования: Три месяца спустя. Воспоминания о гонке в Толочине
Наши преследователи тоже работали коллективно, правда, не столько с целью догнать нас, сколько не подпустить своих преследователей.
 
4.       Когда-то, осенью 2013 года, на гонке на выбывание на Поклонной горе я оказался в отрыве с Андреем Красновым. И несмотря на то, что у нас была общая цель, мы были как лебедь, рак и щука, только вдвоём. Мы были дуэтом, но не были командой, и каждый из нас думал, как решить свою локальную задачу (я — сбежать в сольный отрыв, а Андрей — просто доехать). Поэтому нужно было заставить напарника доверять себе, а в гонке, когда ты находишься в парном отрыве, доверие можно заслужить только пахотой.

Сам того не осознавая по ходу гонки, я взвалил на себя лидирование по большей части трассы. А если учесть, что подъём, который я ехал за Денисом, я тоже отрабатывал по полной, а сразу после него выходил вперёд, чтобы создать для своего напарника аэродинамическую «трубу» на последующей пологой части трассы, то получалось, что часть трассы, где я работал на благо нашего дуэта, увеличивалась, а участок где я отдыхал, был всего пару сотен метров между стадионом и подъёмом.

Летние соревнования: Три месяца спустя. Воспоминания о гонке в Толочине
Так получилось, что прямая после стадиона, было единственное место, где я сидел за Денисом и действительно отдыхал. Иногда даже мог себе позволить посидеть в низкой стойке.
 
5.       Своё физическое состояние я мог оценить довольно точно, и от этого отталкиваться, какой темп мне держать и как проходить отдельно взятый участок трассы, например, в подъём. Состояние своего напарника я не мог оценить так точно, поэтому я постоянно интересовался у Дениса о нём, как ему данный темп, и вообще протянет ли он в таком темпе до финиша, чтобы в случай чего предугадать неблагоприятное развитие событий, а не реагировать, когда они уже произойдут и будет невозможно что-либо поменять.
 
Ввиду всех описанных выше фактов, первые два круга у меня просто не закрывался рот: я постоянно что-то говорил, подсказывал, комментировал, кричал. Наверное, со стороны я был похож на истеричную девочку (Дэн, если было что-то лишнее или обидное, то прости. Эмоции;))).  В итоге мы быстро создали себе отрыв в 40 секунд и, дальше продолжая работать по схеме, увеличивали его каждый круг на 2-4 секунды. Исключением стал только 11 круг, когда уже стало очевидно, что победа будет разыгрываться между нашим дуэтом. Мы откровенно ехали и болтали, обсуждали возможный парный дружеский финиш, как в пошлом году это сделали на этапе кубка России по лыжероллерам спортсмены СК «Луч». У меня было только два требования: быть корректными и обойтись без сломанных палок, и договориться о финише за круг до него, чтобы потом не было обид и недопонимания между нами. Денис с этими требованиями согласился.

Летние соревнования: Три месяца спустя. Воспоминания о гонке в Толочине
Июнь 2015 года. Спортсмены СК «Луч (слева направо: Иван Солодов, Сергей Корсаков и Антон Шатагин) финишируют вместе  на этапе кубка России по скоростным лыжероллерам в новгородском Кстово. Что-то похожее, было желание, сделать и у нас с Денисом, но в итоге не стали и бились по спортивному честно и до конца.
  
За три круга до финиша болельщики и зрители, стоящие вдоль трассы, начали нам аплодировать, подбадривающее кричать и поздравлять нас. Скажу честно, это было очень необычно(т.к. такое у меня было в первый раз в жизни) и, конечно, приятно. Но в тоже время я, как и все спортсмены, оставался очень суеверен и, в этой связи, очень категорично настроен. Я был готов принять все эти поздравления, но после  финиша, а пока мало ли что может произойти на последних круга?! Хотя головой я понимал, что будучи на месте этих людей и видя наш отрыв и уверенный ход со стороны (думаю, что он выглядел всё таки именно так))), у меня бы тоже  не оставалось сомнений, что победа будет разыграна внутри нашего дуэта.
 
На предпоследнем круге каждый из нас опробовал различные элементы, чтобы сбежать до финиша, но ни у кого ничего не вышло, и уходя на последний круг, мы договорились, что биться будем по-честному и до последнего, чтобы лучшего из нас определил в этот день лыжероллерный бог, если такой, конечно, вообще существует.
 
Последний круг каждый из нас прошёл спокойно, сберегая силы на финиш. Ввиду того, что на последних 400 метрах было 4 поворота на 90 градусов, я осознанно входил первым на стадион. При выходе с последнего поворота я начал  ускоряться, заняв крайний правый коридор, хотя было бы правильнее  занять средний и таким образом вынудить Дениса финишировать в менее выгодных для него крайних коридорах. Но это было не самое худшее: на финишной прямой у меня стала «валиться» техника, я начал «проваливаться» в тазе и терять в мощности толчка.

Финиш. Когда мы с Денисом движемся по противоположной стороне стадиона, то хорошо видно, что у нас разная структура движений: у Дениса более „жимовая“ (на одинаковой со мной скорости у него ниже частота движений, но он это компенсирует больше вкладываясь в каждый толчок), а у меня — более ритмично-темповой характер движений (выше частота и ниже прикладываемое усилие при каждом движении). Кроме того, что у нас разная биомеханика движений, это требует и повышенные аспекты к различным аспектам нашего организма: у Дениса к окислительной способности его мышц, а у меня к сердечно-сосудистой системе организма. 
 
Объяснением этого я вижу то, что до этого я ни разы не делал креатинфосфатные ускорения на скоростных лыжероллерах бесшажным ходом. Скоростные лыжероллеры быстрее привычных для меня Swenor «двушек», а это значит, что из-за меньшего сопротивления прикладываемое усилие становится больше, а время приложения этого самого усилия становится меньше. Соответственно меняется немного биомеханика движения, все фазы при толчке наступают быстрее и осуществляются быстрее, чем в привычном мне режиме на Swenor «двушках», и именно моим запаздыванием объясняется «проваливание» в тазе.
 
Денис безжалостно меня догонял, но мне хватило моего преимущества, и ещё за метр до финишной черты судья назвал мой номер в качестве победителя.  Преследовавшая нас группа к концу гонки превратилась в трио в составе Дениса Кабанена, Алексея Щепёткина и Алексея Гусева.  Группа отстала от нас почти на одну минуту, и мы не могли видеть их финиш, т.к. после своего продолжили движение по трассе и заехали за небольшой холм. А в этой группе финиш с запасом и прогнозируемо выиграл Денис Кабанен.



Финишная прямая была очень короткая, продолжительностью менее 7 секунд. На таком коротком отрезке работа осуществляется за счёт работы максимальной мощности (как ещё иногда говорят, за счёт креатинфосфата или чистой скорости). Помимо максимальной мощности, данная работа характеризуется и максимальной частотой движений. Здесь Денис за столь короткий отрезок смог показать частоту на 20% выше чем у меня (у  него в среднем 0,58 секунды на фазу одного толчка против моих 0,7 секунд ), за счёт чего он стремительно меня догонял, то мне хватило запаса.  


Заключение 
 
После финиша физическое состояние было очень бодрое. И казалось, что я готов пробежать ещё 44 км, а дистанция гонки была именно такова. Думаю, такое состояние было связано с очень хорошим эмоциональным и психологическим состоянием, я бы даже сказал, что с эйфорией. Но вызвана она была не столько победой, сколько тем фактом, что всё, что задумывалось перед гонкой и по её ходу, было реализовано на «пять».  Да и последующие два дня после гонки состояние было очень тяжёлое. Болело всё! Причём, как я не первый раз замечаю, после классического марафона, пройденного полностью даблполингом, мышечное состояние по ощущениям заметно тяжелее, чем после «конькового» марафона. Я это связываю с тем, что в бесшажном ходе  активно в работе задействуется меньшее количество мышц, которым нужно выполнить тот же самый объём работы, чем при полноценном классическом или коньковом ходах. Из-за этого раздражение у работающих мышц получается выше.
Летние соревнования: Три месяца спустя. Воспоминания о гонке в Толочине
Временная ракладка по кругам.


К сожалению, я не надел на гонку нагрудный датчик, поэтому остался без данных по пульсометрии, но по ощущениям гонка была не очень интенсивной, и средний пульс должен был быть ниже, чем обычно (а обычно на марафонах, где я показал хороший результат, это значение около 180 ударов в минуту). Но можно просмотреть данные по  времени прохождения кругов.
 
Первые три круга в начале гонки были пройдены со средним временем 7:12, на четвертом круге, когда мы с Денисом Эйсмонтом первый раз дернулись, время круга резко уменьшилось до 7 минут ровно. Несмотря на кажущуюся бессмысленность того побега, он был очень важен для последующего развития событий. Данный рывок закислил некоторых участников, и когда мы ускорились на подъёме следующего круга, то не все участники были физически готовы нам чем-либо ответить.
 
Три следующих круга были быстрейшими, когда нам удалось убежать от пелотона и довести своё преимущество до 40 секунд. В дальнейшем наш темп заметно упал, но несмотря на это мы и дальше по крупицам, но увеличивали наше преимущество. Самый медленным кругом стал одиннадцатый, когда мы с напарником по побегу откровенно болтали и из-за этого «загуляли».

Летние соревнования: Три месяца спустя. Воспоминания о гонке в Толочине
 
Данная гонка была для меня смотром моих сил. И даже в выигранной гонке я нашёл для себя слабые места и ошибки, над которыми стоит ещё работать, если хочешь прогрессировать. А в целом впечатление от получившегося результата осталось двоякое. Как сказал Денис Эйсмонт ещё по ходу гонки за несколько кругов до финиша: «Отличная гонка для поднятия самооценки!» И он был прав. После гонки было чувство эйфории!
 
Но с другой стороны… до сих по не покидает ощущение, что этот результат — просто удачное стечение обстоятельств, когда у тебя получилось вообще всё, а у всех соперников просто был не их день. И если в один конкретный день, в том же самом составе, удача у нас всех будет на одинаковом уровне, результат для меня сложится абсолютно не так удачно, как 16 июля в белорусском Толочине. А проверить эту версию можно только опытным путём. Например, на собственной контрольной на 41 км в конце октября.
/// Openski.ru

Комментарии6

Спасибо за оперативный атчот. Очень захватывающе! А то надоело в последнее время читать про скандалы и сплетни…
У меня, как у киногероя Шелдона Купера, проблемы с определением сарказма)

Это был сарказм про оперативность?:DDD 
Это был сарказм про оперативность?
Ничего плохого не имел ввиду. Как автор назвал, так я и повторяю :-)
очень  понравилось интервью, почти уверен, что возражал Саша
Вы немного постом ошиблись;))
Виталик, отлично написал. Старайся не забрасывать такие посты ))) Они интересны.