Николай Лопухов о работе в сборной Беларуси: Создать команду и вдохновить

Профайлы и интервью: Николай Лопухов о работе в сборной Беларуси: Создать команду и вдохновить

Олимпиада в Пьенчане принесла белорусским лыжникам сплошные разочарования. Себе в актив они смогли записать лишь 24-е место Александра Воронова в классическом спринте. В остальных же номерах программы земляки ограничились ролью статистов. Неудивительно, что из старого состава контракты продлили лишь с упомянутым Вороновым, а также Юрием Астапенко, Михаилом Семёновым и Полиной Сероносовой.
 
Вместе с ними в нацкоманду включили четверых молодых спортсменов.Возглавил же её известный российский тренер Николай ЛОПУХОВ, воспитавший немало титулованных лыжников, в том числе неоднократных олимпийских чемпионок Любовь Егорову, Ларису Лазутину, Нину Гаврылюк. И поскольку наследство ему досталось незавидное, о чём наставник, в прошлом сезоне готовивший наших мужчин-биатлонистов, не мог не знать, начали мы разговор с вопроса о том, как он решился на такой шаг:

Нужна динамика
 
— Конечно, я был в курсе ситуации. Но трудностями меня не испугаешь. К работе  приступил 18 мая, провожу сейчас только второй сбор. Кроме основной восьмёрки, удалось пригласить на него ещё несколько перспективных спортсменов. Команда разношерстная. Молодые ребята ещё, конечно, «сырые», но главное, что  у них горят глаза, есть изюминка.
 
— Вас не смущал тот факт, что по ходу минувшей зимы на этапах Кубка мира в очковую тридцатку попадала только Сероносова и однажды — Кириллова?
 
— Думаю, причиной тому были какие-то ошибки в подготовке. Потому как та же Юлия Тихонова способна зарабатывать очки в розыгрыше, что раньше не раз доказывала. Возможно, имел место перебор с нагрузками, который, как правило, приводит к таким последствиям.
 
— Вы, кстати, не пытались отстоять Юлию?
 
— Меня пригласили уже в сформированную команду.
 
— Какая задача поставлена на предстоящий сезон?
 
— Прежде всего — найти общий язык со спортсменами, коллегами и руководством федерации,  оказать организационно-методическую помощь и вдохновить, увлечь всех работой. Иными словами – для начала создать команду, у которой наметится позитивная динамика. Опытных спортсменов нацеливаем на попадание в двадцатку сильнейших на чемпионате мира. И я хочу, чтобы хотя бы кто-то несколько раз отметился в ней же на кубковых этапах, чтобы они поверили: всё реально.
 
И среди молодёжи есть интересные ребята 1998-1999 годов рождения, для становления которых, конечно, потребуется время. Для начала нам нужно всем объединиться, создать организационно-методическую систему и поднять уровень  подготовки или платформу, с которой, надеемся,  кто-то потом сможет запрыгнуть в элиту. В минувшем сезоне лучшим их достижением стало 15-е место в спринте Егора Шпунтова на первенстве мира. На таком же следующем форуме  ориентируем нашу молодёжь как минимум повторить этот результат, а желательно улучшить – попасть в десятку.
 
— Контракт с вами заключили всего на год…
 
— Найдём общий язык, оправдаю доверие, уверен, продлят его. Это обычная практика. Я реалист, понимаю, что мне не 30 лет. Если  не будет динамики, сам признаю, что не справился.
 
Активно используя тредбан
 
— В каком состоянии пришли спортсмены после отпуска?
 
— Лучше я промолчу. Поэтому и нужна многолетняя система, при которой подготовка разбивается на периоды и практически не прекращается. Когда я работал с такими лыжницами как Егорова, Лазутина, Гаврылюк, Нагейкина, мы весной выезжали на сборы в Апатиты, Кировск, где катались до самого лета. Сейчас весь мир так работает. Те же норвежцы и в июне на лыжах тренируются в горах. Кроме того, хотим  вернуться к проведению тестов с участием всех занимающихся нашим видом. Они должны включать бег по стадиону, упражнения на специальную силу и т. д. Их можно проводить не только в Раубичах, но и в Новополоцке, Витебске, Могилёве… Поскольку в Беларуси снега мало, по идее, наши парни и девчата должны хорошо ногами бежать и на лыжероллерах, а они, к сожалению, и в этих показателях средненькие. Поэтому нужно развиваться.
 
— Всё межсезонье собираетесь проводить в Раубичах?
 
— Нет, у нас запланированы три сбора на комплексе, затем среднегорный в Сочи, после чего вновь вернёмся в Раубичи. Почему для работы на высоте выбрали российскую базу? Можно было поехать в Болгарию, но там не очень хороший асфальт. А в Сочи он отличный. Правда, там очень сложный рельеф, и нужно спланировать работу так, чтобы спортсмены могли восстанавливаться. Но это – моя забота.
 
— Слышала, и науку намерены активно задействовать…
 
–А как без этого? Как в биатлонной белорусской сборной, так и в лыжной мне очень нравится то, что они тесно сотрудничают с биохимиками. С нами работает также массажист Надежда Яхимович. Врача пока нет, но этим вопросом федерация занимается. Надеемся, в июле и он появится.
 
Для проведения обследований сейчас подключаем специалистов комплексной научной группы. Чтобы идти в ногу со временем, нужно брать всё лучшее. Я знаю, что норвежская, австрийская и другие ведущие команды не только тестируются на тредбане, но и тренируются на нём. И мы, коль появилась такая возможность, хотим использовать её. На первом сборе провели ступенчатое тестирование, а на днях — развивающую тренировку: старший квартет работал 2х15 минут в режиме анаэробного порога, молодые – 2х10 минут. После чего повторили эти задания на лыжероллерной трассе. То есть тредбан-лактат-шлифовка техники с киносъёмкой и плюс – работа в естественных условиях. В июле собираемся провести тестирование с кислородной маской.
 
Кроме того, уже встречались со специалистами кафедры спортивной инженерии БНТУ, возглавляет которую Валерий Васюк. У них есть любопытные наработки, позволяющие оценить физическую готовность спортсменов, эффективность  их работы, что также грех не использовать. Вообще предложений много. Но в ближайшие месяц-два, считаю, важнее создать аэробную базу, укрепить сердечно-сосудистую систему, а ближе к осени проводить тесты. Как раз на конец августа и сентября у нас запланированы первый и второй этапы первенства страны по лыжероллерам и кроссу.

— Как отнеслись к идее построить в Раубичах лыжный тоннель?
 
— Замечательно! Повторюсь, работая в своё время с женской российской сборной, мы старались почти круглый год стоять на снегу. В июне выезжали в Лабытнанги, где бытовые условия были ужасные – жили в вагончиках, еду сами готовили. Однажды девчонки даже забастовали. В августе и сентябре обязательно по 12 дней проводили на глетчере, а в октябре работали в якутском Алдане. То есть круглый год катались на лыжах. Благодаря этому и достигли самых высоких результатов. И если в Беларуси, где снег лежит недолго, появится тоннель, он станет большим подспорьем. Обещают, что это будет километровая пересечённая трасса. Важно, чтобы имелся как пологий, так и крутой  подъём для работы над техникой.
 
Искал, творил и не мешали
 
— В России легче тренеру экспериментировать, ведь там есть длинная скамейка запасных…
 
— Знаете, везде непросто. Многое зависит от того, найдёшь ли свою группу. Мне в своё время это удалось, когда работал с юношеской командой «Дружба» на базе профсоюзов. В неё входили уже упоминавшиеся выше спортсменки. Я взял их совсем «зелёными». И сам ещё был никем. Но в течение 5 — 6 лет мне не мешали их готовить, дали возможность творить, искать, придумывать что-то новое, хотя могли ведь забрать начавших раскрываться девчат в основной состав. Как уже говорил, я ввёл тогда круглогодичные сборы, трёхразовые тренировки, требовал строгой дисциплины, запрещая мальчишкам входить к девчонкам в комнаты. Но в 20 лет та же Лариса Птицына познакомилась с Геной Лазутиным и вскоре вышла замуж, а за ней потом и другие девчата семьями обзавелись. Наверное, это был мой лучший период в трудовой карьере. Почему-то кажется, что и сейчас в сборной Беларуси не будут вмешиваться в творческий процесс.
 
— И дисциплину такую же установите?
 
— Нет, я и сам уже другой, и время изменилось. Но спортивные дневники, которые многие подзабросили, попросил спортсменов завести, дескать, чтобы в старости внукам было что показать.
 
— Через ваши руки прошло немало талантливых лыжников. А кто был особенно одарён?
 
— Трудно сказать. Наверное, Анфиса Резцова. С Еленой Вяльбе мне довелось поработать только два месяца, но и этого хватило, чтобы увидеть её потрясающий талант. А Лариса Лазутина, Люба Егорова, Тамара Тихонова не сказал бы, что были наделены особыми способностями. Скажи мне тогда, что они станут олимпийскими чемпионками, не поверил бы. Ведь на первенстве СССР в Красногорске они поначалу занимали 50-60-е места. Я даже не мечтал увидеть их в числе лидеров мировой лыжни. Но они были трудолюбивыми. И им подошла моя методика. Ещё в юниорском возрасте тогда ещё Птицына стала чемпионкой  СССР на 30 км, а Наташа Фурлетова – на 10 км.
 
Патриархи лыжных гонок Борис Быстров и Виктор Иванов требовали тогда увеличения объёмов, считая: чем больше километров в день пройдено, тем лучше. Но у женской команды, за исключением Раисы Сметаниной, спады пошли. И я начал искать причину. Выезжая в ГДР на совместные с немецкой командой сборы, смотрел как они тренируются. Видел, что и у чешки Кветы Яровой был другой подход, с акцентом на более короткую и быструю работу. Помню, встретил как-то Раису Хворову, которая удивлялась, что они в основном составе объёмы набирали, а мои девчонки в футбол играли, с гор катались, с трамплина прыгали, скоростно-силовой работой занимались. То есть я ввёл разнообразие, которого норвежцы и сейчас придерживаются. Всё вместе и вылилось в классный результат.
 
За интригу и борьбу
 
— Международная федерация, пытаясь сделать лыжные гонки более зрелищными, немало экспериментирует. Скиатлоны пока оставили в программах чемпионатов мира и Олимпиад, но более половины участников Кубка мира проголосовали за их исключение. А вам чья позиция ближе?
 
— Признаться, мужские и скиатлон, и марафон смотреть скучно. Всю гонку они идут толпой и только на финише разбираются. Исключение составила, наверное, лишь Олимпиада в Пьенчане, где события развивались по другому сценарию. Поэтому я бы оставил 50 км, но с раздельным стартом. Чтобы была интрига и борьба с первых метров. А от скиатлона можно и отказаться.
 
— Дамоклов меч висит и над классическим спринтом…
 
— Как я понимаю, из-за того, что многие спортсмены идут его дабл-полингом. Ничего страшного я в этом не вижу. Если человек способен пройти дистанцию на одних руках на лыжах без мази, почему нет? Кто сильнее, тот и выигрывает. А вообще, лыжные гонки действительно меняются. Возьмите Йоханнеса Клэбо. Если бы раньше я увидел, что спортсмен бежит с захлёстом голени, сам бы стал исправлять его технику. А сейчас это нормально. И воспитанник Юрия Бородавко Александр Большунов уже успешно копирует норвежца, хотя раньше шёл через мощность, напор.
 
— Активно обсуждается и вопрос о том, чтобы уравнять по длине женские и мужские дистанции…
 
— Не думал об этом. У меня другая забота сейчас — чтобы после выполненной работы спортсмены быстро восстанавливались, чтобы через минуту пульс у них был не 150, а 120 ударов в минуту. Но я бы не стал увеличивать женские гонки. Всё-таки есть традиции. Женщин жалеть немножко нужно. Это классика.

Источник — СпортПанорама

Комментарии0