Марит Бьорген: жизнь вне строгих правил

Профайлы и интервью: Марит Бьорген: жизнь вне строгих правил

Марьюс в детском саду. Фред Бёрре уехал в Испанию поиграть в гольф. И Марит Бьорген не успевает удивляться тому, сколько всего интересного в этом мире, в который она вернулась после двух десятилетий, проведенных в клетке.

 
-Земля зовет?
 
-Немного.  Жизнь начинается заново. И, возможно, это и есть настоящая жизнь?
 
Однажды днем на прошлой неделе, когда май нежно вступал в свои права, мы ехали по улице Турлейфа Хауга и наблюдали множество людей, которые возились с лопатами, граблями и тачками.  И Марит Бьорген тоже присоединилась к этой народной забаве.
 
-Это же субботник.
 
Именно так называется это мероприятие, захватывающее все перепутанные дорожки на Холменколлене. Марит Бьорген  не представляется людям, поглощенным уборкой, она просто говорит «я живу вон в том домике», но никто и не думает спрашивать, почему за все пять лет она не выходила на уборку мусора, прополку сорняков и не стригла живые изгороди. Все  в Норвегии знают, что Марит было не до субботников, более 200 суток в год она проводила в разъездах, и в достижении своей цели Марит всегда была лучшей. Она хотела выиграть как можно больше гонок  на КМ и привезти домой как можно больше олимпийского  золота, и это ей удалось. Она с лихвой компенсировала и покраску заборов и уборку общественных зон, но сейчас Марит собирается добросовестно участвовать  в субботниках и общих собраниях жителей.
 
-Добро пожаловать в реальность, как сказал Фред. Этими словами точно можно описать то, что ждет меня сейчас, говорит Марит.
 
Марит  разгуливает в старой одежде и грубошерстных носках, как будто для нее это привычное дело. Пару часов назад она отвела Марьюса в детский сад на Фрогнерсетерен, а затем вернулась поработать в удобном для нее темпе, не нагружая без нужды позвоночник  и не доводя себя до изнеможения. Все соседи зарегистрированы в списках субботника, Марит также обнаружила повестку в почтовом ящике.
 
Похоже, что все птички собрались в леске позади дворца легенды театра  Туральва Морстада сегодня утром. Марит услышала  их пение, как только переступила порог, и она запела сама. Правда, позже, выпив чашку кофе, она почувствовала себя отвратительно, но решила не уклоняться от запланированного утомительного  распорядка дня.  Сначала она решила взять машину и съездит в Matkroken (большой продуктовый магазин в Осло, принадлежащий шведской сети), чтобы днем приготовить обед для себя и Марьюса. Потом подумала, может быть, лучше пойти в соседний магазин, где можно встреться с Тересе Йохауг, хотя шансов на это было немного.
 
-Тересе, наверное, уже на тренировке. Поэтому мне не нужно туда идти, подумала Марит.
 
Перед домом все еще стоит заляпанный грязью, но заправленный снегоход, прежде нужный для поездок по Нурмарке, но Марит сейчас не собирается на лыжню.
 
-Нет, не сегодня. Я не вставала на лыжи почти две недели, сказала себе Марит и поставила на стол тарелку с тремя горячими булочками.
 
3
 
«Что нам делать сейчас, Марит Бьорген?». Такие послания Марит получила дней раньше от выпускников из Ставангера. Им всем было по 2-3 годы, когда Марит дебютировала на ЧМ в Лахти в 2001 году, и она для них все равно, что король Хокон для их прабабушек и прадедушек и король Улав для бабушек и дедушек.  Королева, которая была всегда, год за годом, всю их жизнь.
 
-Только сейчас, когда я могу расслабиться и выдохнуть, я понимаю, как долго это длилось. Я провела в сборной 20 лет, большую часть моей жизни. У меня были привилегии с первого дня, все было организовано для того, чтобы я давала результат по максимуму. И когда я слышу, что так много значу для такого большого числа людей, я испытываю смирение и радость.
 
 Ближайшие недели и месяцы Марит планирует употребить на то, чтобы привыкнуть к жизни обычного человека,  постепенно войти в жизнь, которую она почти не знает. Если подсчитать, то окажется, что более 4000 суток она провела в гостиничных номерах  с 1998, когда она вошла в состав юниорской сборной  и до того дня, когда объявила о своем уходе в Альте сразу после Пасхи. Это эквивалентно 11 годам проживания в отелях. Добавьте еще примерно 850 часов  тренировок в год, и вы поймете, насколько сильны изменения в психике и физический спад, который ее ожидает.
 
-Дааа, это будет работа, такая работа… Прежде всего, я должна спуститься на землю и быть строгой с собой, чтобы не выкинуть чего-нибудь и не попасть в ситуацию, которой не должно быть.
 
Ей едва удалось оправиться от слез, которые вызвало у нее эмоциональное прощание на ЧН в Альте, как позвонил Даг Педерсен и пригласил ее принять участие в следующем сезоне «Mesternes mester».
 
-Конечно, это не то, чего я хочу, тем более – сейчас. Мне пришлось бы уехать и остаться там на месяц или больше, то же самое было бы и с «71 grader nord». Поэтому я поблагодарила и отказалась. Сейчас мне хочется проводить больше времени здесь, чем в прошлом году, говорит она, указывая в гостиной на игровую зону Марьюса.
 
-Несколько последних месяцев Марьюс плохо спал по ночам, но с тех пор, как я дома, все идет идеально. Если у тебя есть цель, то две тренировки в день занимают много времени, кроме того, требуется отдых между ними, а после тренировки я не могу играть с сыном еще 2-3 часа. Это было самым худшим в период активной спортивной карьеры, если не считать невозможность что-то сделать с кожей и волосами за те короткие часы, остававшиеся после всех занятий, когда я доползала до дома.
 
Она не думает, что Марьюс нуждается в том, чтобы она занималась только им.
 
-Но он все время наблюдает за мной, пытается сорвать с меня одежду, если я собираюсь на тренировку. Ему это не нравится.
 
После того, как Марит завершила карьеру в Альте, она почти не тренировалась. Мотивация внезапно исчезла, она может позволить себе больше не работать, но она поняла, что телу нужна нагрузка, оно должно работать, медленно, но верно, как говорится. Когда Вебьорн Родал, одни из лучших легкоатлетов, завершил свою длительную карьеру и прекратил тренировки, он  набрал за несколько месяцев 12-14 килограммов, хотя раньше не знал, что такое лишний вес. Но физически Родал был размазней по сравнению с накачанной Бьорген, которая должна составить систематический план для того,  чтобы чувствовать себя спокойно.
 
— Я знаю, что многие очаровываются свободой. Некоторые специалисты предположили, что мне нужно тренироваться не менее 300 часов в год, чтобы  благополучно перейти к новой жизни. Но я совсем не ощущаю давления. Фред и я будем использовать прогулки в лесу и природные условия для поддержания формы, я уверена, что это сработает.
 
В свое время они переехали на Воксенколлен, чтобы быть на расстоянии  в несколько десятков метров от лыжных трасс Кубка мира, однако, сейчас они не планируют переезжать ближе к благам цивилизации, так как ни он, ни она не желают разрывать повседневную связь с Нурмаркой. Фред завершил свою карьеру за год до того, как Марит появилась на своем первом ЧМ в 2001.
 
-Он на 11 лет старше меня и родился в то же десятилетие, что и моя мама. Он часто об этом слышит. А в следующем году ему исполнится 50.
 
Ей было 13, когда она сидела перед телевизором дома на ферме и увидела свою будущую любовь на ОИ в Лиллехаммере. Впервые они встретились, совершенно случайно, на ЧМ в Оберстдорфе в 2005. Внезапно возникла химия, вспоминает Марит, и хотя они оба были в отношениях, все вокруг видели, что с ними происходит.
 
-Мир вокруг нас замер, и прошло совсем немного времени, как мы стали парой.
 
Совершенно верно, что партнер помог Марит преодолеть трудные  годы 2006-2009, поскольку сам он всегда был очень спортивным. И после того, как в 2015 появился Марьюс, помощь Фреда Бёрре стала бесценной.
 
-Само собой разумеется, что я не смогла бы все это сделать без Фреда. Моя жизнь была нашим общим проектом, с самого начала, еще до рождения Марьюса, но в последние два года – особенно.
 
Сейчас все хотят узнать, скоро ли у Марьюса появится младший братик или сестричка.
 
-Я хочу еще несколько детей. Если все будет нормально, то это получится, говорит Марит.
 
У Фреда есть 15-летний сын Фредрик, который проводит с отцом и Марит несколько дней каждую неделю.
 
-Он вошел в мою жизнь, когда был в возрасте Марьюса. Но я никогда не была мачехой для Фредрика. Одно дело, что меня почти никогда не было дома. Но я никогда и не воспринимала себя как его запасную мать.
 
Для роли матери она прошла хорошую тренировку как тетя  двух дочек старшего брата Андерса  и двух мальчиков младшей сестры Кари.
 
-У нас полный дом и бурные праздники, когда они все приезжают к нам в Коллен на каникулы. Но если честно, никто из них особенно не интересуется тетей Марит.  В умах всех детей царит Йоханнес  Хёфслот  Клэбо. Фред  устроил им встречу с их кумиром, и когда они вернулись домой, то стали звездами.
 
В будущем Марит надеется видеть племянников Иду, Санну, Филипа и Феликса намного чаще, чем прежде.
 
-Хотя я живу в Осло уже 10 лет, мне все равно нужно приехать в Роннес, чтобы почувствовать, что я действительно дома. И с Люннаму тоже хорошо получается, это второй вариант. Также,  как Фред чувствует себя в Барду, где до сих пор живут его родители. Мы жалеем, что бабушки и дедушки Марьюса не живут рядом с нами.
 
Ула Бьорген, отец Марит, до сих пор живет на ферме рядом с Роннесом, на которой выросла Марит. Родители развелись несколько лет назад, и мама Карин сейчас управляет тренажерным залом  в Стёрене, а живет в Люннаму. Андерс и Кари также живут вместе со своими семьями.
 
-Я не знаю, что буду делать через 5 лет. Я уже получила много предложений, у меня есть партнеры, которые хотят работать со мной. И где мы будем находиться географически, трудно сказать.
 
В Осло проще всего найти то, что нужно, поэтому столица до сих пор остается базой. Но каждый четверг газету Gauldalsposten кладут в ее почтовый ящик на улице Турлейфа Хауга, благодаря этому она в курсе всех событий, а в мае, когда под флагами конфирмантов и выпускников молодежь бушует на Холменколлосен, вытаптывая всю зелень, она возвращается в Роннес, который покинула в середине 90-х.
 
-Я иногда разговариваю с Фредом, чтобы подтолкнуть его к мысли, что мы переедем в Роннес, когда Марьюс приблизиться к конфирмации. Мы сможем тогда ходить в  дом общины, где готовят к конфирмации, согласно установленным правилам. Там мы в первый раз попробовали домашний самогон, что полностью соответствует традиции. С нами были родители и охрана, поэтому ситуация не вышла из-под контроля. Там как-то безопаснее. Я не совсем понимаю, что происходит по вечерам в домах на Холменколлене, и что здесь подают на вечеринках, смеется она.
 
-По слухам, здесь многие на вечеринках нюхают кокаин?
 
-Да. И раз так, то я предпочитаю родную общину.
 
-Ты свое уже выпила?
 
-И стала олимпийской чемпионкой… Нет, это не так.  Нужно делать только то, что правильно.
 
Когда Марит отвела Марьюса в детский сад и вернулась, перед домом уже стояла почтовая машина и ждала ее. Пришло оборудование из Южной Кореи, а также большой баул белья из прачечной, который Марит просто закинула в холл.
 
-Я должна вспомнить и убрать эти сумки до того, как Марьюс вернется домой, иначе он подумает, что я снова уезжаю.
 
Потому что обычные скандалы – это цветочки по сравнению с тем, что устроит Марьюс, если  поймет, что мама вновь уедет на несколько дней. Завтра утром она улетает в Грецию, чтобы продвигать заявку Тронхейма на лыжный ЧМ 2023, и это всего лишь через неделю после того, как она вернулась из Замбии, куда ездила со своей подругой Гури Хетланн посетить детскую деревню в Ливингстоне.
 
-Я уже несколько лет являюсь послом организации  Детские деревни – SOS, но возможность посетить  такую миссию появилась только сейчас. Это был полезный опыт во всех отношениях.
 
Сотрудники миссии подготовили детей к посещению Бьорген, показывали детям ее фотографии и объяснили, что белое вещество на них – снег.
 
-Я встретила своего приемного сына, Бернарда, за которым слежу уже 10 лет, ему сейчас 16. Он хороший и заботливый мальчик, я отлично помню, какой я была в его возрасте.
 
Поскольку роль эта Марит нравится, она с радостью возьмет на себя больше таких заданий. Но спортивную политику она отставила очень далеко.
 
-Я видела, что кто-то упомянул мое имя как альтернативу Эрику Рёсте в качестве норвежского кандидата  в FIS. Но эта работа не для меня, поверьте мне. Конечно, есть и другие женщины, которые могут достойно выполнить ту работу, но  я не силовой игрок, и не думаю, что должна работать в такой среде.
 
Сегодня она в первый раз посмотрела запись золотой гонки в Альте  на большом диске, переданном ей NRK, где она представлена в главной роли.
 
-Я не знаю, смогу ли я смотреть их часто, но это очень интересно. У меня было много гонок, записи которых я никогда не видела.
 
Это небольшой парадокс – Марит Бьорген никогда не видела со стороны те гонки, которые  выиграла за 15 лет со времен своей первой победы на ЧМ, и которые помогли собрать всю нацию в единое целое.
 
-Субботний шум, ты знаешь, что это такое?
 
-Нет.
 
-Когда голоса Яна Поста и Тургейра Бьорна заполняют всю гостиную и главным событием выходных становятся трансляция лыжных гонок на NRK.
 
-Точно. И я знаю, что теперь я буду очень рада, когда в обычную субботу после завтрака с Фредом и Марьюсом я смогу лечь на диван и смотреть лыжные гонки по телевизору в течение нескольких часов.
 
Когда  в конце ноября начнется первый этап Кубка мира, она в полной мере почувствует свой уход из большого спорта.
 
-Я буду рада, когда мы увидим, что девушки вновь встретились в Бейто, и сезон вот-вот начнется. Я больше не получаю электронных писем от федерации, но я все еще в WhatsApp лыжной сборной, и слежу за всеми новостями. Но я контролирую все изменения, поясняет Марит Бьорген.
 
Через несколько лет она может отправиться в тур через Гренландию или в экспедицию в Северном море.
 
-Кто знает, посмотрим. Тур по Гренландии мне кажется соблазнительным. Постановка цели, использование  всех возможностей тела, жизнь в палатке, испытание холодом, огромное количество приключений вне трассы. Может быть, что-то из этого и выйдет. Но этого не будет ни этой зимой, ни следующей.
 
На данный момент Марит Бьорген вернулась домой, чтобы побыть здесь какое-то время.

Источник — Sports.ru, блог «100 дней до Марчалонги!»

Комментарии2

Абсолютно шикарный материал. Тема не простая, возвращение из профессионального спорта, но я уверен, что у Марьит все будет хорошо… сама атмосфера, куда она вернулась, не оставляет другого… В Холменколлене даже улица, где она живет, названа в честь великого лыжника Торлейфа Хауга.  Возможно и в её честь когда нибудь назовут улицу или еще что нибудь.  
Очень интересно почитать про жизнь Марит в вне большого спорта. Это трудно, но в чём то интересно и немного загадочно, что там впререди и что готовит эта жизнь вне большого спорта. Удачи ей.