Вылегжанин завершит карьеру после следующего сезона

Профайлы и интервью: Вылегжанин завершит карьеру после следующего сезона

Спортсмен, которому, несмотря на все тернии, удалось остаться в элите лыжных гонок, рассказал, чего ему это стоило, как находить мотивацию и каковы его дальнейшие планы.
Звонок корреспондента «Матч ТВ» застал Максима Вылегжанина аэропорту, когда тот улетал из Сыктывкара с закончившегося чемпионата России.

— Можете подвести итоги этой достаточно странной для вас зимы?
 
— По большому счету сезон начался для меня только в феврале, я побегал всего два месяца – и все, конец. Он получился очень нервным и тяжелым именно в психологическом плане. Ребятам, которые не поехали только на Олимпиаду, наверное, как-то полегче. А у меня не было стартов значительно дольше, и это сказывалось даже на летней подготовке. Ведь ты уже отстранен, искать мотивацию сложно. Одну тренировку отрабатываешь, а перед второй думаешь: а может, не надо?
 
— Что говорили себе, когда появлялась такая мысль?
 
— Все равно делал свою работу, просто выкладывался не на 101 процент, а на 99. Конечно, вспоминаешь, что ты не просто спортсмен, а Максим Вылегжанин, но все равно не готовишься так, как готовился до этого.
 
— Откуда силы вообще нашли, чтобы выжить в это время, не сдаться?
 
— Почти два сезона у меня вылетело, мотивировать себя было трудно. Помогало то, что мне нравятся лыжные гонки и есть желание выступать. Также семья переживала и болела. Ну и тот факт, что я ни в чем не виноват и ничего не нарушал, вселял надежду, и я продолжал готовиться к Олимпиаде. Однако на Игры поехать не получилось, поэтому выступал на других стартах, этапах Кубка мира, в чемпионате России. Нельзя не упомянуть про поддержку болельщиков, которая тоже давала силы.
 
— Отсутствие соревновательной практики давило?
 
— Естественно, волнение присутствовало. Много гонок было пропущено, ты не знаешь, как чувствуют себя соперники, не знаешь, как сам будешь готов в этой ситуации. Накопленный раньше опыт пропал, пришлось заново его набирать. Кроме того, помимо психологического аспекта из-за отсутствия стартов ушел соревновательный ход, и было непросто его вернуть.
 
— Несмотря на сомнения, хотелось побыстрее испытать себя в серьезной борьбе?
 
— Да, накопился голод по соревнованиям, но я немного его утолил, когда в начале сезона нам разрешили выступать, и я сумел отбежать пять гонок. А когда с 1 февраля разрешили выступать снова, то я вышел на чемпионат МВД, «Лыжню России», в общем, везде пособирал старты. Получил от этого колоссальное удовольствие. Но вот в процессе ожидания этих допусков и решений были очень сильные переживания.
 
— Вам 35 лет, возраст ощущаете?
 
— Однозначно сказать не могу. Два года назад я чувствовал себя хорошо, но эти два года у меня выпали. И сейчас непонятно, если что-то не идет, то это из-за возраста или из-за отсутствия полноценной соревновательной практики. Думаю, сказывается и то, и другое.
 
— Что изменилось в лыжных гонках за это время?
 
— Появились молодые соперники. Они амбициозны и хотят обыграть Вылегжанина.
 
— Эти парни просто моложе или у них иной менталитет, они по-другому строят гонку, ведут борьбу?
 
— Полагаю, что больших отличий нет, они только пришли и пытаются доказать, что являются сильными спортсменами. Наверное, когда мы приходили, то также хотели обыграть тех, кто был в сборной команде в те годы. С другой стороны, появляется мотивация не проиграть им. Вот и выходит, что я мотивирую их, а они – меня.
 
— Молодежь, должно быть, на «вы» обращается?
 
— Юниорская команда уже пару лет, когда мы пересекаемся на сборах, «выкает». Это немного непривычно и неудобно, потому что ты точно так же бегаешь, считаешь себя спортсменом, а не тренером.
 
— Как оцените выступление в сезоне главного героя Пхенчхана Йоханнеса Клебо? Можно ли говорить, что его пик пришелся на Олимпиаду, а затем форма пошла вниз?
 
— Думаю, у Клебо не было спада. При этом не скажу, что он какая-то выдающаяся звезда. Норвежец всегда хорошо бежит спринт и гонки «классикой», а вот в других дисциплинах не настолько силен. К тому же чем длиннее дистанция, тем неувереннее он себя чувствует. Правда, на финише Клебо сегодня такой же король, каким раньше был Петер Нортуг.
 
— Каковы ваши дальнейшие планы?
 
— Подлечиться, отдохнуть и начать подготовку к следующему сезону, который, надеюсь, будет не таким нервным.
 
— Подлечиться – значит, что-то беспокоит?
 
— Конечно, после стольких лет в большом спорте есть проблемы со здоровьем. Где-то упал, где-то травмировался, получил растяжение. Все это нужно решить. Так что еду домой, там пройду обследование и потом решу, куда отправиться на отдых в межсезонье.
 
— Какие задачи на сезон-2018/19?
 
— Нужно постараться подготовиться к чемпионату мира 2019 года и уже после него заканчивать карьеру.
 
— Заканчивать после весны 2019-го? Вы уверены, что не передумаете?
 
— Следующий сезон будет для меня последним.

Источник — Матч ТВ

Комментарии2

Не спросили про то как свое будущее видит. Тренером станет или как? Опыт, который есть у Макса не должен пропасть! 
Думаю, Макс не откажет в просьбе болельщикам побегать и в 2020 году.