Сергей Долидович: расскажу про допинг-контроль

Профайлы и интервью: Сергей Долидович: расскажу про допинг-контроль

"Опишу вам допинг-контроль, что это за страшные слова и с чем их едят. Контроль бывает соревновательный и внесоревновательный, все просто. Соревновательный начинается за 12 часов до официального старта или с момента прибытия на крупные соревнования (Олимпиада или чемпионат мира). Проводят допинг-контроль организаторы соревнований.

На Играх, например, ты должен быть доступен для теста в течение часа. Если уезжаешь из олимпийской деревни, то предупреждаешь штаб делегации, куда. В Сочи, например, тестировали 3 раза, не считая гонки на 50 км (на таких крупных стартах берут на проверку первую пятерку спортсменов и еще двоих на выбор).
Внесоревновательный – это когда проверяют где хотят и когда хотят. Все спортсмены, которые что-то из себя представляют, включаются в систему Адамс. У каждого спортсмена свой пароль к личной страничке, где ты на 3 месяца вперед заполняешь данные: где ты будешь тренироваться или отдыхать. Вносить изменения можно (правда, не позже, чем за сутки). Отдельно прописываем обязательный час, когда ты обязательно будешь доступен для сдачи допинг-теста. Если отсутствуешь без уважительной причины в это время – получаешь красную карточку. Три таких замечания в течение 18 месяцев – автоматическая дисквалификация.
Приезжают делать тест и домой, и на отдых, и на сборы. В 2017 году у меня было три таких теста (в августе в Минске, в октябре в Рамзау и в декабре в Давосе). Более быстрые спортсмены в два раза чаще тестируются.
Допинг-офицеры звонят сразу в дверь, приходят без предупреждений. Берут кровь в несколько пробирок и мочу. На персональном контроле я с 2011 года, до этого федерация передавала данные в ФИС, где у нас сборы. Вообще, к постоянному контролю привыкаешь. Всегда, когда сдаешь тест, до конца не уверен, что ничего не покажет: мало ли, съел что-то не то. Только уже когда на персональной странице видишь, что результат теста отрицательный, успокаиваешься.
Ну, и на закуску случай из жизни. Дело было в 2009 году перед Ванкувером. Допинг-офицер (немец) приехал делать тест в Рамзау (Австрия). У нас три парня были в системе: я, Корнеенко и Лазуткин. Кровь сдали из вены, а вот пописать в баночку не хотелось.
Сидим, пьем, ожидаем позыва. А с нами на сбор поехал (впервые за границу) парень, который в Раубичах работал массажистом. Все ему в диковинку, а тут еще и узнал, что к нам допинг-контроль приехал. Ну, он сразу к нам в комнату. А когда ты подписал уведомление, что к тебе пришли делать тест, то ты должен находиться под постоянным контролем допинг-офицера. Мы втроем сидим в большой комнате, и тут заходит массажист.
Подходит к немцу этому, руку протягивает и знакомится – Гена, массажист. На русском. Тот улыбнулся. Дальше сидим. Проходит 20 минут, полчаса. Гена волнуется: где допинг, где контроль? А мы хохочем про себя. Встает тогда Геннадий, заходит за спину немцу, сидящему на стуле, и начинает делать массаж воротниковой зоны (плечи и шею). У бедного допинг-офицера глаза на лоб полезли. Лысина пятнами пошла (выбрит был налысо), вскочил, руками замахал: найн, найн! Что он там подумал, можно только догадываться! Сейчас бы иск о домогательствах подал бы, наверное.
Все, анализы сдали. И больше мы этого немца у себя на контроле не видели! Хотя обычно одни и те же приезжают за рубежом. Наверное, он про нас байки теперь другим допинг-офицерам рассказывает".
/// Openski.ru

Комментарии0