Елена Вяльбе: Бумаги про пробе "Б" Юлии Ивановой были отклонены

Профайлы и интервью: Елена Вяльбе: Бумаги про пробе Б Юлии Ивановой были отклонены

Президент Федерации лыжных гонок России (ФЛГР) рассказала о заседании комиссии Международного олимпийского комитета (МОК), на котором рассматривались дела шести российских лыжников, отстраненных на основании доклада Ричарда Макларена в декабре прошлого года.


– В понедельник проходило заседание, что было во вторник?


– У нас был только один день заседания – в понедельник. По-другому быть не могло. Все изначально так и было запланировано. Сначала интересы своих подопечных представлял адвокат Евгения Белова и Александра Легкова, а потом заседание продолжилось с другим адвокатом по всем остальным нашим спортсменам – Максиму Вылегжанину, Алексею Петухову, Юлии Ивановой и Евгении Шаповаловой. Вечером улетели домой.


– Когда ждать решения?


– Не сегодня, не завтра и, думаю, даже не послезавтра. Для этого необходимо какое-то время. Они сказали, что постараются сделать резолютивную часть до конца недели. Но «постараемся» – это не гарантия. Понятно лишь, что решение будет вынесено до первого нашего старта. Он запланирован на 17 ноября. Так что времени на раздумья не так много.


– От наших адвокатов теперь совсем ничего не зависит?


– Слушания проходят следующим образом: сначала люди предварительно друг другу что-то отправляют, а потом официально и в голос проговаривают все моменты. Одни высказывают свою позицию, другие – свою. Дисциплинарная комиссия МОК прошла в понедельник. Теперь можно хоть обписаться дополнениями, но читать их никто уже не будет.


– Но ведь вы говорили, что некоторые факты, как, например, информация по концентрации соли в пробе Ивановой, были подняты только накануне заседания. Получается, у наших адвокатов просто не было времени, чтобы подготовить ответ?


– Исследования пробы «Б» по соли Ивановой пришли только в 11 часов утра в понедельник. Эти бумаги были отклонены. Как и дополнения, которые накануне вечером прислал Григорий Родченков. Дисциплинарная комиссия согласилась с тем, что у адвокатов не было времени на изучение этих дополнений, после чего произошел отвод этих документов. Это нормальная история, люди должны находиться в юридически равных правах.
 
 
ОСНОВНОЕ ОБВИНЕНИЕ К СПОРТСМЕНАМ – СГОВОР


– Вспоминался ли на заседании прецедент Дарьи Клишинойс ее допуском на Олимпийские игры в Рио?


– Мы не приводили примеров из легкой атлетики или плавания. Наши оппоненты напротив постоянно апеллировали к другим видам спорта и, в частности, к легкой атлетике, из-за которой все эти скандалы в стране и начались. Но это неправильно по одной простой причине: рассматриваются конкретные люди и их дела. А как все проходило у остальных значения в данном случае не имеет.


– Просто у Клишиной была очень похожая история. Ее проба за 2013 год оказалась поцарапанной, а в пробе за 2014-й были обнаружены ДНК двух разных людей. Тем не менее, адвокат доказал, что сама спортсменка никакого отношения к этому не имела – и ее допустили.


– Наши адвокаты говорили ровно о том же. Но не на чьем-либо примере. У нас ведь другая история. В нашем случае оппоненты пытаются доказать виновность спортсменов в сговоре с людьми, которые занимались манипуляциями с пробами.


– Сговор заключается в том, что спортсмены могли запомнить номер пробирки, в которую сдавалась допинг-проба на Играх в Сочи, чтобы ее потом могли подменить?


– Они предполагают, будто мочу спортсмены сдавали заранее. Летом или год назад – не знаю когда. Так вот, эту мочу кто-то хранил. А во время Олимпиады Гриша со своей компанией подменял ее на только что сданную.


Тут же вообще не у всех все одинаково, дела разные. Кто-то просто в списке «Дюшес», у кого-то обнаружена соль в пробах, а чьи-то пробы, согласно исследованиям, вскрывались. Знаю, что в других наших сборных командах есть спортсмены, вина которых в том, что они находятся в списке потенциальных медалистов. И им из-за этого тоже придется ехать на слушания! Так что все это – долгий процесс для всей нашей сборной, которая была в Сочи. Каждый, кто хоть каким-то образом упоминался Родченковым – под подозрением. Вот вспомнил Гриша кого-то, написал куда нужно – и все! Будь добр, отвечай.


– Учитывались ли хоть в малейшей степени серьезные погрешности списка Макларена, о которых уже известно?


– Мы поймем это только после того, как будет вынесен какой-то вердикт. На суде ведь никто ничего сразу не объявляет. Поэтому теперь просто ждем. Мы, лыжники, будем первые. А дальше будут рассматриваться представители других видов спорта. И у всех разные случаи. Царапины на пробах, другие ДНК и так далее. Но основное обвинение ко всем – сговор группы лиц, в числе которых были спортсмены.
 


В НАШЕМ ДЕЛЕ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ КОМПРОМИССОВ


– С логической точки зрения к обвинениям лыжников есть вопросы. Все они, например, тренировались в группах и трудно поверить, будто один употреблял допинг, а его сосед по комнате – нет.


– Мы не хотим даже упоминать другие фамилии. А что касается логики, то Легков объяснял, например, что с ноября 2013-го и до окончания Олимпийских игр он был в Москве всего семь дней. Все остальное время – в Европе. Ему сказали, что и европейские тренеры и спортсмены могут заниматься этим. И будто он мог с кем-то передавать мочу…


В общем, у них свое видение на этот счет, а у нас свое. И кто победит – пока неизвестно. Гадать на кофейной гуще, думаю, не стоит. Но я знаю одно – если решение нас не устроит, останавливаться на этом мы не будем. Возможны ведь два варианта развития событий: либо мы продолжаем соревноваться за недоказанностью обвинений, либо нас дисквалифицируют. Может быть, не всех, а отдельных спортсменов. Но тогда мы пойдем дальше. Нет никаких сомнений, что мы никогда не были ни в каком сговоре и в процессах с подменами, которые нам вменяют – не участвовали.


– Компромисс невозможен?


– А как вы себя это представляете? Что мне скажут: «Лен, ты выбери на ком можно поставить крест, а остальных мы допустим»? В этом деле не может быть компромиссов, поскольку я уверена, что мои спортсмены не употребляли допинг и не участвовали ни в каких схемах.


– А если вам скажут: «По двум спортсменам доказательства неопровержимые. Если вы согласитесь с их виной, то остальная сборная будет выступать»?


– Мы со спортсменами, сидя в аэропорту после заседания, решили, что в случае неудачного решения останавливаться не будем. Потому что мы точно знаем, что не замешаны том, в чем нас обвиняют, и ни в каком сговоре не участвовали. Будем бороться за правду, чего бы нам это не стоило.
 


Источник — Спорт-Экспресс

 

Комментарии6

На последний вопрос так и не ответила.
Чем сейчас занимается Юля Иванова, кто знает? Как-то резко она перестала выступать..
Точно не скажу, но она не перестала выступать. Она перестала попадать в основу на ЭКМ и ГС. Вроде, были травмы или проблемы со здоровьем. На КМ она в крайний раз бежала в январе сезона 14-15, а потом до отстранения бегала на ФИСовских гонках.
Ну хоть немного понятней стало. И отклонение материалов обвинения, пришедших в последний момент, скорей всего плюс.
«Ему сказали, что и европейские тренеры и спортсмены могут заниматься этим. И будто он мог с кем-то передавать мочу…» Оргументация обвинения тоже радует =))
Заголовок подобран странновато.