Александр Бессмертных: «Я не номер, я — человек!»

Профайлы и интервью: Александр Бессмертных: «Я не номер, я — человек!»


Три с половиной года назад кузбассовец Александр Бессмертных принёс России серебряную медаль Олимпийских Игр в Сочи. В марте 2017-го снова завоевал «серебро», но уже на чемпионате мира в Финляндии, а в мае начал активную подготовку  к Олимпиаде-2018 в Южной Корее.

Накануне первых предолимпийских сборов в Ижевске лыжник встретился с корреспондентом «Газеты Кемерова». За чашкой мятного чая Александр Бессмертных признался, как выиграл свой первый чемпионат, подсчитал, сколько километров в год проезжает на лыжах, и рассказал, какие сказки на ночь ему читает дочь.
 
– Саша, как ты попал в спорт? И почему выбрал именно лыжи?
 
– У нас в Берёзовском, кроме лыж, борьбы и штанги в моём детстве ничего больше не было. Я ходил везде, но со временем остались только лыжи. Почему они? Отец сам бегал, ну и я с ним за компанию. Моё детство пришлось на девяностые, когда всю страну лихорадило. Спасибо, что родители тянули.
 
Я, кстати, и не скажу, когда и как я встал на лыжи. Мне было четыре-пять лет, наверное. Зато помню свои первые лыжи! Это были «Снегири» – классные такие, деревянные.
 
– Они ещё целы?
 
– Да какой там! Даже кассет не сохранилось с первыми соревнованиями. Очень жалко. В юном возрасте думаешь: ой, сколько их ещё будет, тех соревнований! Так что множество вещей потеряно, которые были показателем того, что можно, не имея ничего, давать результат.
 
Знаешь, я первый свой чемпионат страны выиграл на ботинках, которые мне продал друг за 400 рублей. У них была дыра на носке, которую я заклеил пластырем и на них бежал.


– Серьёзно?!
 
– Серьёзнее некуда! Ты просто не представляешь, на что иногда идут наставники, чтобы спортсмена отправить на соревнования. В своё время у лыжника Владимира Вилисова то ли отец, то ли тренер корову продал, чтобы ему лыжи купить. Большинство спортсменов с подобным сталкивается. С работой на преодоление.
 
Профайлы и интервью: Александр Бессмертных: «Я не номер, я — человек!»


– Думаю, людям со стороны кажется, что всё намного проще… Пробежал 15 километров налегке – и чемпион.


– Люди мало пытаются вникнуть в суть процесса. Показывают картинку – красиво, а что за этой картинкой никто не знает. На первые серьёзные лыжи моему отцу пришлось брать кредит! Зато именно на них я потом первенство мира выиграл.
 
Это сплошь и рядом было. У Круглова отец медаль заложил, чтобы отправить на соревнования сына… Этот эпизод потом вошёл в фильм «Чемпионы». Здорово, что это как-то в памяти сохранили.
 
Я сейчас понимаю, что нужно было и мне собирать что-то на память о спорте. Есть мечта, конечно, организовать в Берёзовском на лыжной базе выставку кубков, медалей, инвентаря. Надеюсь, в течение двух лет сделаем это всё. Пока хочется просто отдохнуть. Через пару лет отдых будет точно более длительным.


– Это в контексте завершения карьеры? Не рановато?
 
–  Да как рановато? Два года я ещё точно планирую бегать. А дальше… дальше видно будет: результат есть – продолжаем, нет – уходим. Это пугает, конечно, потому что я ничего больше не умею – только профессионально заниматься спортом.
 
В девятом классе так решил и ушёл из школы в училище олимпийского резерва, потому что понял, что спорт должен стать профессией. Высшее образование для спортсмена – тоже  необходимость. Спорт заканчивается рано или поздно.
 
Но учёба должна быть настоящей учёбой, а не «ты спортсмен, пробежишь – ставим зачёт». Я учился в Омском университете физической культуры. Семь лет учили – спасибо им за это. Но я знаю профессию не только в теории, но и на практике. Это здорово поможет, если я решу пойти на спортивно-административную работу после карьеры. Ведь все мои идеи связаны с развитием лыжных гонок в Кемеровской области, но не в Кемерове или Берёзовском, а по всей области.
 
Профайлы и интервью: Александр Бессмертных: «Я не номер, я — человек!»


 
– Каким номером ты готовишься в Сборной к Олимпиаде?
 
–  Я не номер, я – человек! Нумерация – это не для меня. У нас есть абсолютный лидер команды – это Устюгов, остальные стремятся не отставать. Вылегжанин, Легко и Белов – не будь дисквалифицированы – я уверен, смогли бы наравне со мной бороться. Молодые спортсмены наступают на пятки.


– Среди спортсменов, которым пророчат награды на ОИ-2018, есть ты и Сергей Устюгов. Как относишься к таким прогнозам?
 
– Честно? Я не люблю прогнозы. В этом году я приехал на Чемпионат страны после «полтинника» в Осло, после этапа в Канаде, где занял два подиума на этапе Кубка мира в классическом стиле, и меня встречали со словами: «Ой, что ты сейчас сотворишь! Ой!». На «полтиннике» и вовсе медаль на грудь предварительно повесили. Я сказал: «Как получится – так получится». В итоге занял 15-е место. Ну, не поехали лыжи! Не поехали – и всё.
 
Впереди – девять месяцев подготовки. Конечно, мне хочется не одну медаль завоевать в Корее, но что будет в действительности – никто не знает. Выложиться я постараюсь на 100 %.


– Дисквалификации спортсменов сильно повлияли на атмосферу в команде?
 
– Это рабочий момент. Шахтёр, идёт в забой, не задумываясь о том, продастся уголь или нет по рыночной цене. Он идёт выполнять свою работу и делать это хорошо. Мы также. Понятно, что пролетают мысли «а вдруг – нет?», но их надо гнать.



– Трассу в Пхёнчхане видел, по которой предстоит бежать за медалью?
 
– Только по телевизору! Нормальная трасса. Не Сочи, но вполне. Везде они своеобразные. Но мы за неделю-две до гонок всё равно поедем, посмотрим всё подробно.


– Какой будет подготовка к Олимпиаде?
 
– Обычно сборы длятся 20 дней.  Первый предолимпийский сбор в Ижевске продлится 10 дней, потом обследование в Москве, лечение в Сочи либо Белокурихе.
 
С 13 июня начнутся сборы в Эстонии. Это будет малая доля того, что мы обычно делаем. Мы каждый год стараемся экспериментировать – нужно не только себя на Олимпиаде показывать, но и искать новые ходы, схемы. В этот раз тренер предложил отдохнуть чуть больше. Это значит не «полежать на диване», а проехать на 500 километров меньше, чем обычно.


– А обычно – это сколько?
 
– Годовой объём, который мы обычно проезжаем/пробегаем/прокатываемся составляет 9000 километров (Расстояние от крайней западной до крайней восточной границы России. – Примеч. авт.). Сюда входят роллеры, кросс, лыжи. Это без велосипеда.  Забавно, но примерно столько же я проезжаю за год на своей машине.


– Подаренной президентом? Кстати, почему ты её не продал, как другие спортсмены?
 
– Да потому что я бы никогда не купил такую машину! Взял бы что попроще себе. Кто-то так и поступил, но вложился, например, в жильё, которого у него не было.


– Сезон 2016–2017 годов выдался плодотворным! Какие у тебя от него впечатления?
 
– Двоякие. Что-то получилось, что-то нет. Конечно, хотелось личных медалей, ведь эстафета есть эстафета. Понятно, что Сборная России – очень сильная команда, и, попадая в неё, можно быть на 99 % уверенным в том, что будешь с медалью. А личная гонка – это твоя гонка.
 
На пьедестал эстафеты мы вышли расстроенные, потому что «серебро», и кто-то сказал: «Вот и пришло то время, когда Сборная России не довольна вторым местом». Это хороший признак – значит, можем быть на первом, знаем, как его добиться.
 
Профайлы и интервью: Александр Бессмертных: «Я не номер, я — человек!»


 
– Саша, а ты суеверный человек?
 
– Я? Абсолютно нет.


– То есть, все истории о спортсменах, плюющих через левое плечо и встающих только с правой ноги – миф?
 
– В лыжных гонках суеверных людей нет. Были гонки, когда я пытался «приносить хорошее» из предыдущих, пытался выработать свой алгоритм действий. Ничего не получалось. Бросил это занятие.


– Когда речь идёт о личном зачёте, в Сборной России по лыжным гонкам есть конкуренция?
 
– Наш спортсмен Александр Легков сказал один раз: «Что вы боретесь между собой? Вы боритесь с другими странами!», и я с ним согласен. Ну, зачем мне бороться с Устюговым, если на трассе полно других соперников, которых надо обыграть?
 
У нас в команде нормальные, добрые отношения. Все друг друга уважают, нет грызни. Отшутиться, подколоть – это да. Однажды Легков готовился вместе с Черноусовым к гонке. Погода тёплая, а у Черноусова «чашечки» – специальные штуки на палки, чтобы они не проваливались в рыхлый снег – не того размера. Он попросил у Легкова: «Саня, дай чашечки побольше», а тот ответил: «Ну, вот уж нет! Это мы в комнате с вами друзья, а на трассе каждый сам за себя!». Илья приспособления нашёл, но если бы не нашёл, уверен, Саня их ему дал бы. 


– Саша, я лично наблюдала, как ты играл в баскетбол и футбол, знаю, что ты занимался боксом и хоккеем… Есть вообще какие-нибудь виды спорта, где тебя ещё не было?
 
–  Есть! Это кёрлинг (смеётся). Просто потому, что в Кузбассе его пока нет. Будет – в нём себя попробую. Всё впереди. Я люблю проводить своё свободное время активно, а не лёжа на диване. С ребёнком очень люблю гулять. Наш сосновый бор – замечательное место, а многие туда не ходят, даже не знают, что там зайцы бегают. Сидят в компьютере – и всё.  А я рад, что я большую часть времени бегаю, прыгаю, а не сижу с телефоном в руках.
 
– Как семья адаптировалась к графику папы-спортсмена?
 
– Привыкла! Это именно привычка, человек привыкает ко всему. И мне кажется, моя жена – герой. Я иногда размышляю о том, что не слишком хорошо так мало времени проводить с ребёнком. Но я знаю многих людей, которые круглый год дома, но они уходят на работу в семь – дети ещё спят, приходят в девять – дети уже спят, никакого совсем общения. Не знаю, что в этой ситуации лучше. Из-за разницы в часовых поясах, конечно, сложно общаться с женой и дочерью. Не знаешь, попадёшь или нет в график…


– Памятуя о том, какой сложный путь проделал сам, ответь, пожалуйста, отдашь своих детей в спорт?
 
– Так уже отдал! Моя пятилетняя дочка Полина уже занимается фигурным катанием. Причём даже не три, а пять раз в неделю тренировки! В Кузбассе этот вид спорта молодой, самое время его развивать.
 
Но я не строю никаких честолюбивых планов: станет спортсменкой – здорово, не станет – значит так надо. Дочь ходит в подготовительную школу, на танцы, на пение, на фигурное катание… Она разносторонний ребёнок. Многие говорят: «Вы ребёнку детства не даёте!», но разве детство – это сидеть у телевизора или компьютера? Детство – это активность, общение, эмоции.
 
– Саша, а ты суровый отец?
 
– Наоборот! Я дочку редко вижу, поэтому всё разрешаю. Моя жена Даша отвечает в семье за «строгое воспитание», потому что основная его часть – на ней.
 
Мы с дочкой любим книжки читать перед сном, как все. Рассказываем друг другу сказки. Полина обычно командует: «Две сказки ты мне рассказываешь и одну – я тебе». У неё такие забавные миксы получаются из «Красной Шапочки» и «Колобка»!


– Тебе хотелось бы что-нибудь изменить в своей жизни? 
 
– Я думаю, я счастливый человек. И мне кажется, что процент счастливых людей на этой планете не так уж высок. Так что я рад быть в их числе. Глобально я бы ничего не поменял в своей действительности. Я получаю кайф от своей работы и жизни – это самое главное!



Фото: Дарья Верзилова/ «Газета Кемерова», nk-tv.com


/// Openski.ru

Комментарии2

Приятно болеть и переживать за таких ребят в нашей сборной команде.
Саша, здоровья, семейного благополучия и спортивных побед! Личные медали будут! Уверен!