Вяльбе об Акимове: "У него будет три-четыре девчонки – пусть занимаются"

Профайлы и интервью: Вяльбе об Акимове: У него будет три-четыре девчонки – пусть занимаются

На чемпионате России в Ханты-Мансийске президент Федерации лыжных гонок России Елена Валерьевна Вяльбе встретилась с корреспондетом «Спорт-Экспресса» и в обстоятельном интервью пролила свет на многие интересующие болельщиков вопросы. В частности, Вяльбе провела параллели нынешней женской сборной с командой её молодости, а также прокомментировала слова Николая Лопухова о тренере Даниле Акимове, произнесённые на тренерском совете.

– Это правда, что вы в свое время тренировались намного больше, чем нынешнее поколение? 
– Конечно. Во времена моей карьеры женщины работали даже больше, чем мужчины. Наверное, из мужиков больше всех тренировался Леша Прокуроров, но у него 12 тысяч километров за год не набиралось. Максимум 10-10,5.
 
– А у вас? 
– В самый большой год было, кажется, 12,300 километров. А 11 с половиной – это обычный показатель.
 
– Почему женщины тренировались больше? 
– Считалось, что Бог дал мужчине больше сил – и ему тренироваться слишком много не нужно. Достаточно подвестись к соревнованиям. А вот из женщины можно выжимать сколько угодно – и у нее все равно останутся резервы. И так как она по своей природе дура, на ней нужно пахать – только тогда будет результат. И я убеждена, что Марит Бьорген тренируется на уровне мужиков. Это 100 процентов.
 
– Она феномен? 
– Однозначно. Великий спортсмен. Не всем нашим парням и снилось, сколько она пашет. Кстати, Тереза Йохауг в интервью после одного из первых своих пьедесталов сказала, что это призовое место стало возможным только благодаря совместным тренировкам с Бьорген. Точнее, из-за того, что она стала их выдерживать.
 
– Какие объемы сейчас у наших девушек? 
– Теперь уже немодно считать километры. Но если кто набирает 9000 – это уже хорошо.
 
– Но тот ваш безумный километраж – это на самом деле действенно? Или сейчас уже другое время? 
– Лыжи меняются. Наш вид спорта становится менее техничным, но более быстрым. То есть идет крен в сторону силовой подготовки. Изменились и круги. И роллеры, и лыжи сейчас быстрее, чем раньше.
 
– А в плане мышления между вашим и нынешним поколением есть отличия? 
– Мы, конечно, тоже думали о семьях, и о детях, которые оставались с родителями. Раз в неделю ходили на телефонный пункт. От этого никуда не деться. Но после тренировки максимум, что мы могли, – это дойти до столовой. После этого все валились с ног. И я не представляю, как можно было не хотеть спать после обеда.
Вот наш обычный день. Утренняя зарядка. А это 10 км кросса, 20 минут разминки и полчаса силовой. Сейчас для некоторых такое – настоящая тренировка. Мы же после этого завтракали и готовились к основному занятию. Затем обедали – и шли на второе. А иногда еще занимались после ужина. Мы действительно пахали! И не все это выдерживали – выживали сильнейшие. Но так было всегда. Легков, Вылегжанин, Устюгов – думаете, они мало тренируются?
 
– Вы согласны с тем, что женский тренер должен быть таким же жестким, как Грушин или Николай Карполь? 
– Как Карполь – не надо. У него много оскорблений, и не каждый это вынесет. Но жестким женский тренер однозначно быть должен. Да и не только женский.
 
– Маркус Крамер производит впечатление очень дружелюбного человека. 
– Так и есть. Но когда надо – он совсем не дружелюбный. Жесткость заключается не в криках. Вот вы думаете, что Грушин на нас каждую минуту орал?
 
– Разве нет? 
– Да нет, конечно! Он редко повышал голос. Но говорил так, что орать и не требовалось. Тот же Лопухов в этом плане был гораздо страшнее – мог и оскорбить, и ночью поднять, и караулить возле комнаты, поджидая, когда ты придешь. Грушин до такого не доходил. Больше того, если мы в сентябре дружной толпой шли на дискотеку перед днем отдыха, он нас не «убивал» за это. Все должно быть в меру. Другое дело, что если ты серьезно нарушишь режим по ходу сезона, – тебя без вопросов отправят домой. Это нормально.
 
– Хорошо, но вот разве Данил Акимов – жесткий тренер? 
– Вот раньше я тоже думала, что он очень добрый. Но девчонки мне как-то сказали, что я сильно ошибаюсь на этот счет. Были моменты, после которых я в этом убедилась.
 
– Лопухов в отношении Акимова на недавнем совещании тренеров высказался довольно резко: «Если твои подопечные не занимают на чемпионате мира места в топ-15, нужно уходить». Согласны с таким посылом? И имеет ли сейчас Николай Петрович какое-то отношение к сборной?
 – К сборной – нет. Я приглашала его в команду до Игр в Сочи. Он торговался, хотел большую зарплату. Российские тренеры таких денег не получают. В итоге нашли сколько требовалось. Но, видимо, аналогичную или большую сумму ему предложили в биатлоне – он ушел туда. После Сочи у нас был еще один разговор. За день до тренерского совета я предложила ему взять женскую сборную до 23 лет. Как раз к Пхенчхану он с ними бы и пришел. Но Николай Петрович хотел основной состав. И уже начал говорить, как у них с Михаилом Девятьяровым все будет выглядеть. Считаю, что неправильно, когда человек приходит ко мне со своим уставом.
Сейчас вроде бы он работает с якутами.
 
– А что касается его ремарки Акимову?
– Она имеет место быть, но на следующий год у нас Олимпийские игры. Алиса Жамбалова и Елена Соболева, хоть и маленькими шажочками, но двигаются вперед. К нему вернется Настя Доценко. Тут еще такой момент – ему же постоянно кто-то помогал, вел. Сначала был один специалист (Грушин, – Прим. «СЭ»), потом второй – Виктор Ревин. Но все как-то отстранились. И сейчас Данил Борисович сказал: «Можно мне, наконец, поработать без помощников? Либо я сам поведу свою группу, либо уйду». Вот у него будет три-четыре девчонки – пусть занимаются.

Источник и полная версия интервью — Спорт-Экспресс
/// Openski.ru

Комментарии2

Мне кажется, что силовая подготовка как раз и нужна чтобы владеть современной лыжной техникой и прогрессировать в ней, поэтому лыжи не могут как-то становиться менее техничным видом спорта.
Иметь собственное виденье для любого специалиста это как само собой разумеющееся условия. Отвергать такой факт — верх недемократичности в стиле управления.
Тренер не может быть жёстким или мягким. Тренером может быть человек, обладающий талантом, особыми человеческими качествами.


 





































Последний раз редактировалось
Может быть я из другой эпохи, но никогда не понимал как можно объем выражать в километрах. Она имеет в виду  километраж на лыжах и на роллерах и на велосипеде и это что пробегают кроссом? 

Может ли кто-то из того поколения объяснить мне дураку? Спасибо заранее.

Оставить комментарий