Часть вторая. Допинг в лыжных гонках: откровения мастера спорта

Профайлы и интервью: Часть вторая. Допинг в лыжных гонках: откровения мастера спорта

Если вы не читали первую часть, то начать лучше с нее. В противном случае возникнет неверное представление о всей совокупности факторов, окружавших героя этого интервью. Напомню, в конце первой части он рассказал, что именно эти факторы привели его к идее использования ЭПО в своей подготовке.

 
— Как пришел к решению по использованию ЭПО?
— Я понял, что тренировочные методы и схемы, который мы использовали, не позволяют бежать быстрее. Идеальных условий для подготовки тоже не создавалось. Получалось, что нужно как-то компенсировать эти факторы. Кроме того, возраст уже приближался к 25, и нужно было или заканчивать или бежать намного успешнее. В общем, нужно было что-то менять, а в моих силах было или закончить или попробовать вот этот вариант.
 
Саму идею тебе кто-то подсказал?
— Идея постоянно витает в воздухе, разговоры о каких-то волшебных коктейлях, таблетках, схемах подготовки сборников, суммах, которые на это тратятся, постоянно ведутся в спортивной среде. Какие-то темы обсуждают смело, когда речь идет просто о дорогих легальных препаратах и процедурах, какие-то вещи — в более узком кругу. Это даже не обсуждение действий, просто сплетни, байки, шутки, в которых проскакивают и названия препаратов и многие другие детали.
 
Не боялся напортачить с ЭПО?
— Внутривенные уколы я делать умел, дозировки которые я выбрал были довольно скромными, продолжительность приема тоже небольшой. Скорее не было уверенности что этого будет достаточно. В свое время, когда общался с легкоатлетами-марафонцами на эту тему, те рассказывали, что результат в их дисциплине напрямую зависит от инвестиций в фарму. Они бегали коммерческие марафоны и полумарафоны, даже на ЧР не всегда выступали, просто зарабатывали деньги на коммерческих стартах. Так вот, эти ребята даже не скрывали, что действует правило “как зальешься — так и побежишь”. Прямая связь.
 
У легкоатлетов на коммерческих марафонах доходы повыше.
— Да, я это знал, у них там вообще все было намного серьезнее чем у нас, и в плане денег и в плане фармакологии. Большая часть информации о какой-то фармакологии, легальной или нет, шла, как правило, от легкоатлетов, они были самые прошаренные. Лыжники в этом плане значительно наивнее.
 
Хорошо, расскажи о том что и как ты применял.
— Перед курсом я проколол Мильгамму, чтобы восполнить дефицит витаминов группы Б, и обеспечить нормальный рост показателей крови уже на ЭПО. Затем начал прием железа и уже после этого пошли уколы “Эпокрина”. Его мне купили за 2500 в обычной аптеке, сам я решил не ходить. После того как упаковка закончилась, проколол “Актовегин”, для улучшения и продления эффекта от ЭПО.
 
Про это все кто-то кроме тебя знал?
— Знали два человека, но я не хочу их упоминать. Я о себе рассказываю.
 
Когда это было по срокам?
— Это был январь 2013 года, как раз тренировочный блок, подготовка к всероссийскому старту в марте. Мы сидели на сборе три недели, вот в рамках этого сбора весь курс ЭПО и зашел. Получилось что завершил я его в начале февраля. Дальше уже был “Актовегин”.
 
Кровь на анализы сдавал?
— Нет это был сбор, у нас там не было под боком лаборатории или врачей. Просто шел по собственным ощущениям, без анализов.
 
Какие были ощущения?
— Да в том-то и дело, что сначала никаких. Да и вообще, долгое время никаких ощущений не было. А к тому времени, когда я закончил прием ЭПО, стало даже тяжелее. Ноги на подъемах стали забиваться больше, появилась какая-то тяжесть в движениях, усталость с первых шагов тренировки. Я не мог понять, что происходит, но вариантов не было, оставалось надеяться что “отпустит”.
 
Отустило?
— Да, примерно недели через две после окончания курса появился тот эффект которого я ждал — стало значительно легче на дистанции, особенно улучшилось восстановление после тяжелых подъемов. Достаточно было просто скатиться, передохнуть какие-то секунды и организм был готов работать снова, как будто ты только что стартовал.
 
На результатах гонок это сказалось?
— Думаю, что больше это сказалось на моих собственных ощущениях. Я понял какую это дает разницу относительно меня “чистого”. Если брать гонки, которые были в марте, то нет, прогресса по местам особо не было. В этом плане я довольно спокоен — я ни у кого медаль не украл, да и даже ставку не увел — я был далеко от тех мест с которых раздают медали и ставки.
 
Разочаровался?
— Скорее понял, что в плане влияния на результат намного важнее грамотный тренировочный процесс, условия подготовки, внимание к мелочам. ЭПО не вытянет тебя на первые места если ты тренируешься по методикам тридцатилетней давности, он скорее просто не даст тебе от них помереть. А чтобы бежать быстро, нужно оказаться внутри некой тренировочной системы, каждый винтик которой работает на твой результат, от тренера до водителя командного автобуса. Если ты внутри такой системы не оказался, то никакой допинг тебе не поможет. А если ты в ней, то и допинг не особо нужен, ты на одном сервисе лыж и работе массажиста можешь больше получить в плане результата.
 
Не боялся что на допинг-контроль вызовут?
— У нас на допинг-контроль вызывают первую шестерку и еще пару человек по выбору. До шестерки мне было далеко, а выбор меня всегда обходил. Я, конечно, понимал, что меня могут вызвать, но не сильно этого боялся. К тому же получилось так, что на всероссийских соревнованиях, к которым я готовился, допинг-контроля не было.
 
Давай вернемся к тренировкам. Читатели могут решить что ты ничего не делал, поэтому тебе и ЭПО даже не помог. Можешь обрисовать, например, тренировочные объемы по месяцам?
— Не проблема, у меня все записано. По зонам интенсивности и пульсу, правда, информацию уже не найду, хотя тоже её записывал, просто затерялась. Но общие объемы почти все под рукой. Вот, например, как раз тот сезон 2012/2013, только декабря нет:
Профайлы и интервью: Часть вторая. Допинг в лыжных гонках: откровения мастера спорта

Как думаешь, чего не хватило в тренировках?
— Индивидуализации. Например, мы только в последние пару сезонов начали делать работу не по километрам, а по времени и интенсивности, это давало возможность каждому выбрать свой темп, и у каждого получился свой объем. А по идее это должно было происходить с юношеского возраста, чтобы не человек подстраивался под методику, а методика под человека.
 
Что вынес из этой истории и вообще своей спортивной карьеры?
— Мы сильно отстаем в плане методологии, подготовки резерва. Эти проблемы прячут за громкими именами звезд, а болельщики, которые не вчитываются в протоколы внутренних стартов, не понимают, что зачастую за звездами никого нет. Тренеры работают по старинке, и желания что-то менять ни у кого нет. Карьера спортсмена сильно зависит от того в каком регионе он родился и какими возможностями обладает его семья. Из нищего и не развивающего твой спорт региона тоже можно выбраться, но нужно чтобы семья в тебя вкладывала деньги, чтобы ты на сборы ездил куда-то за свой счет и часто. Потом, когда будут результаты, можно будет уйти в другой регион, который предлагает лучшие условия, но для этого результаты сначала нужны. А если и регион бедный и семья обычная, то это тупик.
 
Получается, что допинг зачастую — жест отчаяния?
— Да, не стоит думать что спортсмены сидят и планируют на каком допинге они будут следующие сезоны бегать, сколько заработают, какой допинг на эти деньги себе смогут позволить, и так далее. Чаще всего ситуация намного прозаичнее — люди не видят альтернативы.
 
Ты уже несколько лет вне спорта, живешь взрослой жизнью. Как думаешь, что может изменить ситуацию?
— Нужно начать говорить о проблемах, обсуждать их, честно признать. Я поэтому и захотел рассказать свою историю, потому что хочу донести до людей смотрящих на спорт со стороны, или занимающихся им не как делом всей своей жизни, что ужас как раз в совершенно бытовых проблемах. Циклические виды всегда развивались в провинции, в столицах этим не занимаются. И в регионах иногда такой бардак, что молодые ребята, поставившие на кон буквально всё, оказываются заложниками нежелания руководства вникать в проблемы, решать их по-настоящему. А кроме как государству эти их проблемы решить некому, потому что они из небогатых семей, как правило.

Допинг в лыжных гонках: откровения мастера спорта. Часть первая
/// Openski.ru

Комментарии18

Очень странное ощущение от статьи. Даже не в фарме дело, а в инфантилизме некоторых «спортсменов». Почему то многие считают что их тренировки кому то кроме них нужны и их должны оплачивать налогоплательщики. Спорт это хобби, сам его и оплачивай. Профспорт это бизнес, сам бегай ищи инвестора. Кто будет бежать на уровне сборной уже видно лет в 17-18, зачем держаться за лыжи если это не твое? Государство должно поддерживать детский спорт, но ни как не взрослый. 
Так то все правильно, но из моих наблюдений со школы спортсмена возят, одевают, он бегает за спорт школу-учебное заведение, далее место работы.
Многие находятся в плену иллюзий что им что то должны дать и они покажут результат. Я всего пару встречал которые прекрасно понимают где их результат и что за него им никто не должен.

Я уже молчу про то что методики тренировок и подход к тренировкам ни у одного из мной встреченных тренеров не обсуждался, т.е. ты бежишь так как тебе сказали. Выживает сильнейший. Те кто стали чуть слабее и начинают задумываться о том методах «удержаться» на рабочем месте :-)
Вы Евгений говорите шаблонами и лозунгами — скажите что нибудь от себя
От себя и сказал. Я это сам проходил. КМС выполнил в школе, дальше институт и работа по ночам что бы было что есть. Денег на сборы и инвентарь не просил. Сам все оплачивал. Сейчас за неимением времени на лыжи занялся лифтингом, тоже КМС выполнил. Работа, семья. Но вижу многих бывших «спортсменов» что в институте получали зачеты и экзамены за то что выступают. Сейчас большинство консультанты в Спортмастер и т.п. 
а какой критерий оценки детского спорта? Массовость или результаты, чтоб з/п тренера от этого зависела?

Когда молодой человек выполняет КМС, МС, то у него в голове уже следующий шаг — сборная. Он видит красивые картинки с Кубка мира, ему хочется к этому прикоснуться, быть самым сильным.
Это хорошая мечта, к которой нормально стремиться. Юношеский максимализм.
Семья тратит деньги, страдает учеба, но с другой стороны, чем бы ребенок занимался, если бы не спорт? По подъездам?

Проблема в методологии тренировочного процесса, доступности допинга, отсутвие контроля. Ну еще важный фактор — никто не дорожит своей репутацией. «Ну попадусь, так попадусь. Жизнь не закончится, даже пожалеют»
Проблема и в нашем отношении к доперам. Прав Фуркат, это ненормально — звать доперов на официальные мероприятия, показывать детям как пример и т.д. Жестче надо всем нам, это значимая часть того, что должно допинг сдерживать. 
Тут полностью согласен. В Госдуму еще проходили некоторые. Областные спорткомитеты возглавляют и т.п. А уж как Чегину задали это полный…
Для массового спорта главный критерий массовость и заинтересованность детей в данном виде спорта, будь то хоккей, лыжи или турники. Для здорового развития больше 1 разряда и золотого значка ГТО не нужно. Вот отсюда и должны быть критерии. 
Кто будет бежать на уровне сборной уже видно лет в 17-18
скорее  наоборот — в 17 лет видно, кто НЕ  будет бегать в сборной, а  того  кто будет  бегать в сборной видно с 14-15 лет, если до 17-ти  лет «себя не  показал» оказываешься  примерно  там, где оказалася «герой» данной статьи... 


Государство должно поддерживать детский спорт, но ни как не взрослый.  
Госудаство  прежде  всего должно «создавать  и обеспечивать инфраструктуру» для  заниятия спортом, без доступной  инфраструктуры не  будет  никакого  спорта не детского, не взрослого не массового… большая часть молодых спортсменов приходят в секции, только  после  того,  как они сами или  с родителями/друзьями «что то попробовали», после  того  как  им  понравилось  идут в секцию…
А мне вот кажется, именно эта необходимость «показать» себя лет в 14-15, по крайней мере до 17, самое плохое, что есть в нашем детско-юношеском спорте.  Потому что тренеры загоняют детей, дети загоняют себя, в результате — проблемы с ССС или ОДА, или и то, и другое вместе.  И в результате по детям бегут, по юниорам бегут, а потом — пропадают :(   И основа всего  этого, в частности — зависимость оплаты труда тренеров от результатов детей на соревнованиях.  Эх, если бы привязать вознаграждение тренера к БУДУЩИМ результатам — может, другая песня бы была… А так — всё зависит не только от профессионализма, но и от чести тренера — что он ставит на первое место — свой доход или будущее спортсмена.
… Интервью хорошее, без ненужной драмы, matter-of-factly. Верю.
Автору респект за честность. Описана судьба целой прослойки спортсменов, и не только в лыжах. Хорошо если в этот период, рядом окажутся люди, способные  просто поддержать человека. Статья полезна для тех, у кого это впереди.
 
унылая и вредная статья
Осталось впечатление что в статье что-то недосказано… Да и уровень понимания того как  действует гормон  EPO у автора похоже был очень поверхностный. А это странно потому что в любом интернет-ресурсе можно найти что красные кровяные тельца занимает несколько недель для того чтобы увеличиваться в количестве.

То есть для меня мораль этой истории не только в том что существует неприемлемые подход к спортивной этике, но и в том что уже если решаешься на такой Отчаянный шаг, нужно знать и больше и лучше  чтобы  стать быстрее и здоровью не навредить. 

В этом-то я и вижу главное различие между россиянами и отполироваными, минее кустарными европейцами доперами.
Прошу прощения за много ошибок 
Последний раз редактировалось
Главная мысль в этом интервью в контексте всех наших допинговых неприятностей: " Скорее понял, что в плане влияния на результат намного важнее грамотный тренировочный процесс, условия подготовки, внимание к мелочам."
Поскольку роль допинга в массовом сознании сильно преувеличена.
На этот счет всегда рассказываю байку: «Лежит мужик на диване, смотрит соревнования по ТВ. И поглаживая пузцо, говорит лежащей рядом подруге. Что мол все эти спортсмены — допингеры. Если б я чего либо такого пожрал, я бы тоже так смог».
Оценка (в том числе финансовая) деятельности тренера/учителя — одна из главных проблем системы спорта/образования. У одного спортсмена по 3-4 тренера числится в протоколах. Результат ученика идёт всем. Развивается система «скрытой безработицы». Или, спортсмен дал результат на допинге, тренер обновил за его счёт категорию, спокойно получает зарплату, и уже не важно, поймают/не поймают ученика… У нас в стране ОТСУТСТВУЮТ какие-либо последствия для нарушивших закон. Если бывшие уголовники в Думе засидают, то чего уж о простых смертных. Многие наезжают на Сундбю и Йохауг (есть за что), но молчат по поводу Матвеевой и Дементьева. Должна отсутствовать какая-либо терпимость к допингу. С детства. У нас же принцип — победа любой ценой.
Внимательно посмотрел тренировочные объемы, как то маловато, не вижу причин для приема фармы, для того что бы бежать получше на вкатывание 800- 1200 км надо пройти, да и летом на роллерах по 600-700 км делать можно, если ни чем кромешно спорта не занимаешьс. Да и помимо эпо есть немало легальных и не легальных препаратов которые свободно можно купить в аптеке, было бы желание и средства ставить эксперименты над собой.
Столько всего понаписали, главное только один человек написал. 
С такими объемами можно дома сидеть. Любители по ночам после работы больше делают объемы.
 По повду видно тех кто будет в сборной в 15-15 или 17-18 полная ерунда. так может только саказть человек совершенно не понимающий в анатомии и физиологии. Есть многие одаренные дети с поздним развитием, к сожалению вот из за таких людей у нас и выжимают соки из детей, которые в 18-20 лет  «устали »  навсегда.

Оставить комментарий

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.