Сергей Устюгов о тренировках

Профайлы и интервью: Сергей Устюгов о тренировках

Сергей Устюгов дал развернутое интервью для «Лыжного спорта». Openski.ru приводит самые интересные ответы Сергей относительно силовых тренировок, запредельного пульса на гонках, тактики на дистанции, питании и выборе длины палок.

Увеличиваете ли мышцы? Знакомы ли со статодинамическими упражнениями и как к ним относитесь?
— Статодинамические упражнения мы делаем в основном на пресс. Саша Легков выкладывал в интернет ролик, мы делаем приблизительно такой же комплекс. Первый год, когда я стал тренироваться с Изабель и Рето, мне было тяжеловато, но к концу подготовительного сезона мышцы привыкли, и эти упражнения стали даваться гораздо легче. Что касается мышечной массы, то в ней я не добавил, если только совсем чуть-чуть, так как мы не делаем упражнений, направленных на её прирост.



Сергей, скажите, чем отличаются методики тренировок российских и иностранных специалистов, исходя из вашего опыта тренировок и с теми, и с другими?
— Первое, что бросилось в глаза, что перед тренером все были равны. У нас был олимпийский чемпион Александр Легков, но мне, каждому из нас внимания уделялось не меньше, чем ему. И ни у кого не было никаких привилегий. Также они очень большое внимание уделяют дисциплине, и если кто-то один её не соблюдает, страдают все.

— Есть ли отличия непосредственно в тренировках?
— В принципе, мы весь год проработали по одной и той же схеме, слегка меняя нагрузки, увеличивая или уменьшая длину интервалов. Также с Изабель и Рето мы гораздо меньше работаем над техникой передвижения.

Сильно ли влияет пульс на тренировки у юных спортсменов (13-15 лет), ориентироваться ли на показатель ЧСС? 
— До окружной команды, когда я тренировался со своим личным тренером, мы не обращали на пульс большого внимания, хотя иногда, конечно, мы его мерили. Когда я попал в окружную команду, нам всем выдали пульсометры, и мы тренировались четко по пульсу. За нарушение пульсовых зон нас очень сильно ругали… Сейчас примерно такая же ситуация: мы проходим обследование, где определяем пульсовые зоны, которые потом должны соблюдать во время тренировок. Так что думаю, что на показатели пульса ориентироваться надо.

Как ты относишься к высокогорной подготовке? 
— Есть хорошая высота, после которой тебя прет, и ты показываешь хороший результат, а есть высота, после которой ты ничего не чувствуешь. Вообще, мне нравится бегать после сборов на высоте, и все мои лучшие результаты были показаны после горных сборов. Например, на юниорское первенство мира в Турцию, где я выиграл четыре из четырех гонок, мы спустились с болгарского Бельмекена. И хотя в Турции тоже была высота, я чувствовал себя прекрасно. В Нове Место, где я впервые выиграл спринт на этапе Кубка мира, мы спустились с Хмелевских озер – это соседний хребет с тем, на котором расположен сочинский лыжный комплекс «Лаура». Там тоже отличная высота, и после неё очень хороший эффект. Оттуда же я спускался и в Сочи, и хотя там разница по высоте всего метров сто, это очень сильно чувствуется.

Сергей, в ходе гонки Вам нравится доминировать в группе, держаться сзади, или Вы предпочитаете двигаться отдельно от группы? Почему Вы выбираете именно такую тактику?
— Приведу свежий пример. Совсем недавно мы с ребятами бежали «Югорский марафон», и я понял, что мне очень некомфортно, когда темп группы для меня слишком низкий. Если у меня нет данного заранее задания за кем-то держаться, выжидать, то я не могу долго сидеть, выжидать и начинаю нервничать, дергаться. В этот раз на марафон приехало очень много народу, группа была достаточно большой, но лидировали в ней я, Серега Турышев, Женька Дементьев, Дима Япаров. И получилось так, что я, будучи в хорошей форме после чемпионата России, всю дистанцию вёл гонку, дергался, пытался сделать разрыв, убежать. Но на финиш силенок уже не хватило, и я понял, что план на гонку нужен обязательно. Иначе ты выходишь на старт, у тебя срывает голову, и ты начинаешь творить что-то непонятное. Мы зашли после гонки с ребятами в сервис-кабину, посмотрели друг на друга и сказали: «Вот мы дураки-то!» (смеется).



Почему вы часто двигаетесь отдельно от пелотона, когда почти все предпочитают «рюкзачить»?
— Я уже наломал много палок, поэтому стараюсь двигаться более осторожно.

Какая длина лыж и палок, используемых Сергеем в классических гонках? Отличаются ли эти параметры для дистанционных гонок и спринта (или одинаковые)?
— В классических гонках, если не брать в расчет городские спринты, то длина палок 157,5 см, лыж – 207 см. Если же брать такие гонки, как спринты в Драммене или Стокгольме, то там я использую палки чуть повыше. И когда Никита Крюков на спринте в Стокгольме в этом году узнал, что я бегу с более длинными палками, то попросил мои обычные, которые были чуть выше, чем у него. Я ему их дал, и он бежал с ними и даже на них выиграл эту гонку.

Рост / длина коньковых палок?
— Палки 170 см, лыжи – 192 см.

Каким образом ты выбираешь тот или иной бренд производителей палок?
— Что касается палок, то мы в отличие от биатлонистов не имеем права выбирать производителя палок, так как у нашей Федерации контракт с фирмой Swix. Поэтому вся российская сборная бегает на палках этой фирмы. 



Сколько раз Сергей может подтянуться (max) на турнике?
— Сейчас мы не занимаемся выполнением подтягиваний на максимальное количество раз. У нас есть определенная силовая работа, которой мы придерживаемся. Так что сейчас я подтянусь раз 10-15. А вообще мой рекорд – 32 раза, но это было в юношеском возрасте, когда мы целенаправленно готовились к сдаче нормативов по подтягиваниям. И на брусьях я тогда тоже много отжимался.

Величина пульса в покое (утром) – в состоянии пика формы (перед соревнованиями)?
— С утра пульс получается мерить не всегда, но в среднем это 38-40 ударов. Иногда и перед выходом на тренировку, когда включаешь пульсометр, бывает 42-43 удара.

Средний и максимальный пульс на 10-15км гонках?
— Всегда бывает по-разному в зависимости от самочувствия. Может быть и 195-196 средний пульс за гонку и 207-208 максимальный, как бывало иногда в этом году. Но обычно это 185 средний и 203-204 максимальный.

— А у вас как кроссы идут?
— Раньше у меня кросс был неплохой, но на последнем летнем первенстве в Тюмени мне он дался очень тяжело. Не знаю, с чем это связано, может быть, я сильно набрал мышечную массу. Мне тоже стало очень интересно, почему раньше я кроссы очень хорошо бегал, а потом вдруг резко перестал.

Используете ли в межсезонной подготовке велосипед? Если да — в каких объемах и режимах?
— В прошлом году использовал, но в этом сезоне именно на велосипеде меня стало беспокоить колено, поэтому я переключился на кросс.

Приведите, пожалуйста, пример своих творческих разногласий с тренером. 
— Да, было такое. После этапа Кубка мира в Драммене я не захотел делать силовую, так как считал себя уставшим. Они пытались меня убедить, но я всё равно отказался. После этого на гонке чувствовал себя плохо и понял, что тренеры были правы.



А также, что кушаете перед стартами?
— Мы едим очень много макарон. Всё лето и всю осень их ели. Я это, наверное, навсегда запомню. Мы их ели, ели и ели… Была, конечно, и другая еда, но в основном – макароны (улыбается). Если говорить о спортивных напитках, то перед гонками, на многодневках используем специальные карболоадеры. По питанию никаких ограничений. Изабель с Рето объяснили, что лучше хорошо поесть на завтраке, обеде и ужине, чем потом прийти в комнату и есть что-то сладкое или даже вечером сидеть в кафе и пить кофе с какой-нибудь плюшкой. На тренировку мы также всегда должны выходить сытыми.

Во время гонок Изабель делает нам специальный напиток. Точно не могу сказать, какой, по-моему, Vitargo Electrolyte. Я ей ещё говорил, что не могу его пить, потому что от него сухо во рту, но она ответила, что так и должно быть. На дистанции надо пить очень много, чтобы организм не «высох» и был готов всю гонку поддерживать максимальную работоспособность. Ну и за 10 километров до финиша – кока-кола. Об этом, наверное, уже все знают, даже на чемпионате России её пьют и не только в марафонах, но и на тридцатках многие перед финишем пьют кока-колу с активатором.

Что значит «с активатором»?
— Это специальные вещества, которые добавляют в напитки, например, гуарана.

Сергей, в чем, на ваш взгляд, секрет подавляющего превосходства норвежских лыжников и лыжниц в настоящее время?
— Лыжный спорт у них в крови.

 
Источник - www.skisport.ru/news/line/81374/ 

Комментарии5

Начал изучать Селуянова, и мне кажется, что часть показанных на видео Легкова упражнений не совсем статодинамические. Там откровенные паузы в конечных точках с микроотдыхом. Или этот вопрос имеет больше теоретический характер? И эти упражнения надо выполнять именно так, как показано? Помоги разобраться, Денис
тут скорее статодинамический режим работы мышц пресса, а не чисто статодинамика с подходами и отдыхом, но со жжением мышц->стрессом-> отказом.

Вообще теорию Виктора Николаевича нужно рассматривать с точки зрения того, что лимитирует результат спортсмена и какие средства тренировок ему необходимо подобрать. Вот у меня атрофировались от велосипеда мышца плечевого пояса, поэтому я активно занимаюсь ими в развивающем режиме статодинамикой (и не только). «Силовым показателем» для меня служит рост максимальной алактатной мощности (МАМ) на SkiErg Concept2. Думаю, было 450 Вт два года назад, год назад 550, сейчас больше 600 Вт. У сильнейших спринтеров 700-800Вт, марафонцу достаточно иметь 650 Вт.
Значит, в дальнейшем я буду фокусироваться только на аэробной проработке имеющихся мышц, ну и работы с сердцем, если оно будет лимитировать.
Однако для поддержания общего гормонального фона и силовых показателей я буду раз в неделю делать статодинамику. 
Денис, не могли бы поподробнее описать вашу статодинамическую тренирвку?

 
skiman, за такую информацию Денис выставит вам счет)))
На видео есть все элементы моей тренировки. Хотя сейчас я на широчайшую использую подтягивания. Для пресса — планку  с небольшими движениями таза. Также дельту тренирую резиной.