Самый трудный "полтинник"

Наши гонки: Самый трудный полтинник

Еще немного истории. Отрывок из книги известного лыжного историка Тура Гутоса, посвященной исключительно марафонам на 50 километров (Femmila Skisportens manndomsprøve).

Какой 50-километровый марафон был самым трудным?

Очень непростой вопрос. Погода и состояние снега могут усложнить даже простую трассу.
Один из критериев сложности - суммарный набор высоты, который чаще отражает и количество спусков, которые не всегда означают отдых.

Важна и высота, на которой проводится гонка. На Олимпийских играх в Санкт-Морице в 1928 и 1948 гг. трассы проходили почти на высоте 2300 м. Многие испытывали трудности с дыханием и окисленность в ногах. В южной и центральной Европе марафоны обычно проходят на открытой местности, и лыжники избавлены от необходимости пробираться через кустарник и плотный лес. Такие трассы обусловлены типичным альпийским рельефом.

Бывают совершенно необычные трассы, как, например, на марафоне во Франции в 1923 г. Профиль трассы представлял собой практически непрерывный 25-километровый подъем в горы на испанской границе и точно такой же спуск после разворота в верхней точке. Двумя годами позже, в той же Франции, в Купе-де-Франс, на первых 20 километрах трасса  поднималась с 1100 метров до 2460 метров. Такие подъемы в Альпах — обычное дело.

Особенно трудным стал Холменколленский марафон в 1936 г.

— Начальника дистанции Хенриксена надо было бы погонять по этой трассе. Это было жестоко! — сказал Эйнар Йуден, опытный лыжник из Осло, занявший 43-е место.

В особенно крутые подъемы лыжники забирались, хватаясь за ветки. А на некоторых спусках снимали лыжи и съезжали сидя, или спускались пешком. Финн Тойкка пришел третьим. Ему понравилась гонка, но не трасса: «Я едва успевал петлять и поворачивать на спусках. Очень не хотелось упасть и осложнить себе возвращение в Хельсинки».

Обошлось без потерь. Победитель, Пер Сэтермюрмоэн, также отметил сложные спуски. Боясь сломать лыжи, он был осторожен, но, тем не менее, прилично приложился на одном из спусков. Это случилось на 35 километре, но он удачно отделался. Жестко упал и Пер Самуэлсхауг: «Я попробовал сдвинуть ель, но не получилось...»

На спусках в районе Кикута были огромные ямы, лыжники падали пачками. Чем больше лежащих впереди, тем труднее спускающимся следом. На одном из этих спусков упали 70 человек из 72 участников. Это был фейерверк падений, кувырканий, криков и отборной ругани. Гонщики никогда не проезжали этот спуск [напомню, в те годы маршрут постоянно менялся и держался в тайне до самой гонки] и не знали, что кроется за следующим поворотом.

Смена погоды по время гонки может превратить простую трассу в кошмар. Например, накануне 50-километрового марафона в Чехословакии в 1935 г. термометр показывал минус 23 градуса. Трюгве Бродал, в страхе остаться без сил, наелся как перед полярной экспедицией. Но теплый и сухой ночной ветер (фен) вызвал сильнейшее потепление, и в момент старта температура поднялась до 20 градусов тепла! Гонщики потели, как в бане. По старой привычке все оделись в теплую одежду, к тому же, никто из норвежцев не попил заранее дополнительно, чтобы как-то компенсировать потерю влаги в такую теплую погоду.

Когда Бродал в очередной раз обогнал Каре Хаттена, он поразился его виду: «Я никогда не забуду его улыбку, лицо его было совершенно белым от соли, оставшейся от высохшего пота».
На финском пункте питания они получили по апельсину, на норвежском — подслащенную воду. К своему удивлению, эти двое чувствовали себя неплохо, до тех пор, пока таяние снега не стало проблемой.

Снег таял стремительно, стали появляться проплешины. По грязи лыжи ехали плохо, но лыжники продолжали бороться. Некоторые участники на таких местах снимали лыжи и преодолевали их бегом. Хаттен не выдержал темпа Бродала. Он был голоден, страдал от жажды и с благодарностью принял от товарища щепотку нюхательного табака[популярный в те времена «стимулятор»].

Бродал увеличил скорость и оторвался, стремясь закончить дистанцию, пока не стает весь снег. Он добрался до финиша со сведенными судорогами ногами, с жаждой, как с похмелья. В отеле он набросился на пиво, но с каждой кружкой жажда наоборот увеличивалась. С таким количеством жидкости в желудке и всё еще страдая от судорог, Бродалу пришлось просить помощи, чтобы раздеться. Когда же он забрался, наконец, в ванну, пришла новость, что несмотря на все трудности он выиграл гонку! Каре Хаттен, полностью измотанный и занявший восьмое место, сказал, что это была самая трудная гонка в жизни.

Сложность гонки можно оценить и по количеству сошедших участников. 15 марта 1936 г. в международном 50-километровом марафоне в Куопио стартовало 38 человек. Был сильный снегопад, снег на грани слякоти, и никто так и не смог найти удачный вариант смазки. Норвежские гонщики, среди которых был и Пер Сэтермюрмоэн, очень быстро почувствовали лед под колодкой. Это было неизбежно, и пришлось приспосабливать технику к плохому и нестабильному скольжению, подергиванию. На участках, где можно было бы передохнуть, приходилось работать диагональным ходом.

Пер постоянно счищал налипший снег, но хуже было то, что сломался ботинок [крепление?] и он постоянно терял одну лыжу. На 10-м километре стоял тренер Кристиан Холмен с запасной лыжей, но это не помогло. Пер сошел после 27 километра.

Аннар Рюэн лидировал на отметке 10 километров, за ним — Калле Ялканен. Норвежец выиграл 18- километровую гонку днем раньше, и усталость сказалась. Ноги перестали слушаться, он потерпел еще немного и решил сойти. Он продолжал двигаться вперед шагом, не снимая номера, когда услышал крик Холмена, сообщавшего о приближении Сэтермюрмозна. Рюэн все же попытался поддержать авторитет норвежских лыжников и попытался продолжить гонку. Но ноги совершенно одеревенели, и в конце концов ему пришлось окончательно сойти после 47 километров.

Никогда еще организаторы в Куопио не видели столько обессилевших парней, бредущих к финишу без номеров. Калле Ялканен выиграл с результатом 4:42.41. Дистанцию закончили 8 человек — то есть, сошли почти 80% участников, в том числе все шведы.

Возможно, этот полтинник в Куопио в 1936 году и был самым трудным марафоном за все времена.


Тур Гутос, перевод langrenn-ru
/// Openski.ru

Комментарии5

Единственная победа на ЭКМ у Долидовича была в   Куопио на марафоне. Трасса в Куопио не для слабаков.
Вот были времена. Вернули хотя бы заборы на трассы
Заборы обязательно. И трассы посыпать песком, что б толкались сильнее))))
Лёгких трасс видимо не существовало.
 
Исторически норвежцы гонялись на пересеченных трассах, шведы и финны — на равнинных, что вполне объяснимо преобладающим рельефом. Финны и по озерам часто соревновались.