Отчет о неудавшейся суточной гонке с хорошим концом

Наши гонки: Отчет о неудавшейся суточной гонке с хорошим концом

Прошло почти три месяца с суточной гонки, о которой я так и не рассказал. Сейчас самое время это сделать. Здесь не будет геройского рассказа о том, как я боролся до последнего, изнемогал, преодолевая бесконечную дистанцию. Нет, физически гонка шла достаточно легко, поскольку я был готов, команда исправно меня кормила каждые семь-восемь минут, смазчик готовил лыжи, которые отлично катили. Гонка закончилась на 17ом часе, когда я просто сел отдохнуть на стул на несколько минут – после чего остыл и просто не смог продолжить движение в прежнем темпе. Я знал, что этого делать ни в коем случае нельзя, но сделал это.
 
В сентябре прошлого года я увидел клич, брошенный держателем суточного рекорда на лыжах Теему Виртаненым из Финляндии и его напарником Эриком Викстрёмом из Швеции, которые в начале апреля 2015 года планировали суточную гонку для установления мирового рекорда, но озеро, где они собирались это сделать, растаяло, и мероприятие перенесли на 2016 год. Ребята искали желающих присоединиться к ним из Норвегии и России. Я был, наверное, единственным, кто откликнулся, поскольку норвежца они не нашли и мы втроем начали готовиться к этому безумному мероприятию.
 
В процессе онлайн обсуждения было решено проводить гонку не по озеру, которое в итоге опять растаяло к назначенной дате — 31 марта, и даже не на курорте Оре, а в соседней, более холодной долине Володален, где имелся 412-метровый круг на стадионе с освещением. Тем более, совсем рядом с этим стадионом находилась спортивная арена, где все удобно могли разместиться. 
 
Для меня это стало сильнейшим мотиватором, я прошел три функциональных обследования (раз, два, три), в которых хорошо отразился прогресс в подготовке. Главной целью стало улучшение Аэробного порога – мощности при которой не происходит какого-либо закисления организма (выше фонового) и расходуются в основном только жиры. 
 
Было посчитано, что на мощности 180 Ватт (пульс 140 ± 5 ударов) я буду расходовать примерно 800 ккал в час, которые я решил возмещать углеводами в виде энергетического напитка SKIP (80 грамм на литр) и  жирами со сложными углеводами в виде жидкого рисового отвара со свининой (25% жира), сливочным маслом (82%), смеси орехов (50%). Также в отваре была спортивная добавка SportyBoost для мышц c магнием, набором витаминов группы B и антиоксидантов из лапландской брусники. В одном пакетике SportyBoost содержится дневная норма этих нутриентов для примерного рациона на 2500 ккал, поэтому я его должен был равномерно расходовать по одному каждые три часа. 

Наши гонки: Отчет о неудавшейся суточной гонке с хорошим концом

В итоге отлично сработала такая схема питания – каждые шесть кругов (7,5-8 минут) меня поочередно кормили кашей и напитком – каждого четыре раза в час по 50-70 грамм. Поскольку скорость передвижения подразумевалась не выше АэП (без закисления), то ЖКТ имел возможность полноценно функционировать. Как показала практика, именно перебор со скоростью к пятому часу гонки привел к небольшим проблемам с животом, которые решились приемом Мезима и небольшим сбросом темпа. В дальнейшем ни одну мышцу не свело, организм работал как часы, получая всё необходимое. 

Наши гонки: Отчет о неудавшейся суточной гонке с хорошим концом
 
Все эти и многие другие ценные данные я почерпнул из общения с Андреем Чухманцевым – его опыт подготовки суточников бесценен. Мои соперники были крайне удивленны важному наставлению Андрея – ни в коем случае не останавливаться на более чем пару минут. Они планировали несколько пит-стопов на четверть часа, но в итоге отказались от этого и были довольны результатом. 
 
1700 километровая поездка из Петрозаводска в Володален началась за неделю до старта. Мне более чем хватило времени для отдыха, и на старт я вышел свежим и полным сил. За две недели до этого я занял третье место на 60-километровом Евролоппет марафоне Вуокатти Хиихто и явно находился в лучшей за весь сезон форме.


 
Со мной приехали родители и мой друг Андрей Сторожук. Мама, дипломированный повар, занималась приготовлением питания, отец с Андреем помогали на дистанции – кормили, поили, меняли лыжи, одежду и всячески подбадривали. Также Андрею пришлось два раза по четыре часа дежурить в судейской.
 
Подготовку лыж взял на себя Кьелль Кратц – представитель Optiwax в Швеции. Также представитель Yoko в Швеции должен был помочь со смазкой и привезти несколько пар лыж, но в последний момент не смог этого сделать из-за болезни. У меня было три пары лыж.

Наши гонки: Отчет о неудавшейся суточной гонке с хорошим концом

Madshus Эрика готовили Swix из команды Сантандер, а Peltonen Теему специалист из Лахти, работающий со Start. Как в итоге оказалось, у всех работали на сухом снегу только определенные пары вне зависимости от меняющихся условий (утром было -10, днем на солнце +3, несколько раз были заряды снега). Моя коньковая пара Yoko, на которой я бежал Васалоппет летела по лыжне что с лентой, что с порошком Optiwax – на плоском круге я мог позволить себе в двух местах с минимальным спадом пропустить пару толчков руками, облокотиться локтями на колени, дать спине отдохнуть на несколько секунд, что было невероятно важным.
 

 
Две другие классические пары работали хорошо, но чуть проигрывали коньковой, поэтому я старался как можно дольше ехать на ней, иногда до полутора часов без смены.
 
Время начало гонки в последний момент было перенесено на восемь утра, чтобы через сутки стадион как можно скорее превратился в место проведения крупного марафона Орефьелльслоппета. Нам такой перенос с 12ти часов был на руку, поскольку за ночь лыжню подморозило до состояния рельс и мы могли без проблем держать скорость более 22 километров час, пока солнце не подтопило лыжню.
 
Мы договорились о совместной работе со сменами каждые два круга. Таким образом, получалось, что каждый тащил группу примерно 2,5 минуты и потом пять минут мог «отдыхать» за спинами.
 
Первые полтора часа пролетели незаметно, но потом появилась острая необходимость как в смене лыж, так и в справлении малой нужды. Этот момент я толком не репетировал, планировал останавливаться плугом, чтобы потом не наклоняясь мне открывали крепления, а я переставлял ноги в свежие лыжи. Но, по ходу гонки я понял, что можно делать всё намного эффективнее, если заранее отщелкнуть крепления и сбежать с лыж прямо к смене. 
 

 
Малую нужду мы справляли прямо вдоль трассы – в холодное утро это приходилось делать каждые час-полтора, но когда заметно потеплело и мы начали потеть, то интервал заметно увеличился. Еще одно забавное наблюдение из «мокрой темы»: цвет «олимпийских колец», которые мы оставляли на снегу, менялся со временем. Теему пил мало и желтые оттенки появились сразу, в то время как у меня с Эриком прозрачный цвет говорил о то, что пьем мы много. В дальнейшем у всех цвет «колец» ушел в темные цвета, подсказывая, что организму сейчас совсем не сладко.
 
Первые часы на сменах я чувствовал себя великолепно – средний пульс 140. Эрику дали откровенно плохие лыжи и он терпел на них час, заметно сбавляя на своих сменах. В дальнейшем у него таких проблем не возникало. Я же отрабатывал свои смены, средний пульс поднялся до 145.
 
Мы отсчитывали километры: на 42 и 50 – марафон, 70 – Марчалонга, 90 – Васалоппет.

Наши гонки: Отчет о неудавшейся суточной гонке с хорошим концом

После четвертого часа, когда мы решили поехать противоходом по кругу, оказалось, что в этом направлении ветер с гор заметно больше тормозил нас, чем до этого – средний пульс поднялся до 156, вместо прежних 150. В это время температура воздуха перешагнула нулевую отметку и стало откровенно тяжело поддерживать выбранный темп. 

Когда после часа мучений мы вернулись в стандартное движение против часовой стрелки, силы начали покидать меня, поскольку я выбрал слегка завышенный темп. Теему, почувствовав это, наоборот, вышел вперед и не давал сбавлять обороты. Мы стали работать по схеме – 3-4 круга тащит финн и по одному я со шведом. Последнему тоже было тяжело, но как он объяснил, он решил до последнего не отпускать Теему и держался за ним. Я же плюнул на это и нисколько не сожалея, отправил ребят в парное плавание. В течение двух часов я шел в своем темпе, пульс при этом упал со 150-155 до целевых 135-140.
 
Меня округлили примерно шесть раз, каждый раз я немного держался и отпускал, чтобы не загоняться снова. Но в какой-то момент, когда организм Теему сказал «хватит», я без проблем сел на колесо, и мы, как ни в чем не бывало поехали вместе, правда на чуть более спокойной скорости. На тот момент я проигрывал примерно 2,5 километра, что вообще ничего не означало в рамках суточной гонки, зато берёг драгоценные силы. Возможно, я должен был начать это делать еще раньше.

Наши гонки: Отчет о неудавшейся суточной гонке с хорошим концом


К концу первых полусуток ситуация максимально стабилизировалась: у Теему уже не было сил взвинчивать скорость, Эрик не планировал обгонять его, мой организм прекрасно переваривал заданную скорость, мы менялись по старой схеме – два круга работаешь, четыре отдыхаешь «на колесе», пульс держался 135-140.
 
Я сильно переживал за свою поясницу. Зимой я столкнулся с серьезными проблемами, которые проявились не от лыж, а от горного велосипеда, на котором начал кататься в феврале пару раз в неделю. Ноги стали получать дополнительную нагрузку после длительного перерыва, а вместе с этим из-за велосипедной посадки спазмировались мелкие грушевидные мышцы на правой ноге. В результате, после лыжных тренировок и марафонов проявлялись синдромы радикулита: на 15-ом километре Васалоппет в начале марта у меня вообще стрельнуло в пояснице, когда я сел в стойку на спуске. Хорошо, что тогда пелотон шел спокойно, я через пару километров пришел в себя, нормально доехал марафон, но после финиша с большим трудом мог передвигаться – позвоночник жутко болел. 
 
Опытный мануальный терапевт в Петрозаводске сразу поставил диагноз и не самой приятной процедурой расслабил спазмировавшую мышцу. До суточной гонки в течение марта я опять повесил велосипед на крючок и надеялся только на то, чтобы этого времени хватило для восстановления. И времени действительно хватило, мышцы поясницы, конечно, не были рады 24-часовой гонке, но регулярное расслабление спины на едва заметных спусках на пару секунд дало положительный результат. 

Наши гонки: Отчет о неудавшейся суточной гонке с хорошим концом
Эрик помимо обычных палок использовал палки с угловой вставкой и демпфером StaffanSTAVEN

Куда как большей проблемой оказались связки рук. Первыми отключились пальцы – остановку полета палок они могли выполнять от силы четыре часа, после чего пришлось менять динамику движения палок, чтобы их возврат к началу толчка происходил одновременно с движением рук и туловища вниз. Если же палки в конце маха упирались не в снег, а в пальцы, то растянутые связки неприятно ныли каждый раз, и так 45-50 раз в минуту.
 
Следующими заныли крупные связки лучезапястных суставов – через них передается вся энергия толчка при езде бесшажным ходом, а это равносильно подтягиванию 25-килограмовой массы 3000 раз в час на моей скорости. Теему и Эрик меняли палки, причем различной длины, чтобы немного перераспределять нагрузку, но связки это вряд ли спасало. Обычные темляки Yoko меня не подвели, они комфортно огибают кисть в отличии от старой 232-системы со съемным капканом.
 
Но левая кисть к десятому часу начала ныть прямо в центре ладони. Я не мог понять, откуда исходила неприятная, иногда острая, но терпимая боль. Менял положение темляка, перчатки, греша на них. И только через несколько дней я понял, что в этом месте я в трех местах ломал кисть после жесткого падения на даунхильном велосипеде. Это произошло три года назад, но соединительная ткань в этих местах ничего не забыла.
 
Мотивации на гонку сполна хватало, чтобы не замечать «умирающих» рук, не думать о том, что ты как белка в колесе крутишься по 412-метровому стадиону. Это, кстати, оказалось очень даже удобной фитчей – всё рядом, вечером горит освещение, мы менялись и ели по четко отработанному плану.
 
Нас подбадривали все без исключения профессиональные команды, что было особенно приятно. Юстина Ковальчик за 31е марта успела сделать три тренировки – беговую зарядку и два лыжных заезда, а её тренер более трех часов наблюдал за нами вместе с их собакой. 

Наши гонки: Отчет о неудавшейся суточной гонке с хорошим концом
Команда Сантандер решила отличиться
 
К экватору гонки мы преодолели примерно 235 километров и стало понятно, что рекорд в 434 километра будет кому-то из нас под силу. Никто не был на голову сильнее, чтобы в лёгкую округлять соперников, важно было сохранять скорость и брать друг друга измором. Собственно поэтому никто не решился останавливаться на длительный пит-стоп.
 
Мы договорились отметить экватор выписыванием очередных олимпийских колец и последующей заменой лыж. Эти элементы у меня получился быстрее других и через круг я обнаружил, что Теему потерял более половины круга. Обычно отставание между нами случались не более чем на 50-100 метров и их не так было сложно закрыть. Я решил поднажать, когда меня догнал Эрик. И буквально в течение пяти минут Теему сдался. Мой пульс поднялся до 158 ударов и я уменьшил свое расстояние до финна на один круг.
 
Это разбавило монотонный ход гонки. Уставшие мышцы налились бодростью, связки перестали болеть, однако, приподнятое настроение держалось примерно полчаса. Дальше опять пошло наматывание кругов, смена — еда, смена — питье, замена лыж и т.д. Стало темнеть, а время на часах шло крайне медленно.

Наши гонки: Отчет о неудавшейся суточной гонке с хорошим концом

Вместе с темнотой немного упала температура, но не так сильно как прошлой ночью. Мне удалось накинуть на себя куртку и не быть округленным – пришлось поработать пять минут на пульсе 145-148. И опять небольшой спурт дал на некоторое время освежающий эффект на организм, хоть и краткосрочный. 
 
Средний пульс уже едва переваливал за 133 удара, и чуть ты садился на двухсекундный отдых, так сразу падал на 5-10 ударов, будто организм молил о пощаде и готов был затормозить тебя, как только появлялась такая возможность. Но питания поступало достаточно, мотивация никуда не уходила, и я мог молотить со своей скоростью в 17-18 километров в час как ни в чем не бывало. 

Наши гонки: Отчет о неудавшейся суточной гонке с хорошим концом


И тут за 9,5 часов до окончания гонки случилось то, что предопределило итог моего выступления. Уже в темноте мы совместно решили поменять лыжи. Я сделал это как обычно быстрее всех, Теему сразу меня догнал, но к середине круга я понял, что Эрик еще не выехал с пит-стопа. Я поднажал и буквально за 70 метров до округления, швед выехал и понесся наутек. Как оказалось, один из его бахил зажевало в креплении, потребовалось больше минуты для смены лыж.
 
И тут началась гонка – скорость до 23 км/ч, пульс поднялся сначала до 160, а через три минуты, когда Теему крикнул, что это безумие, и отвалился, я поддал прыжками с пульсом до 168 ударов и Эрик, наконец-то капитулировал – я его округлил. Теему вскоре сделал тоже самое.
 
В течение шести минут скорость не опускалась ниже 21 км/ч, а пульс соотвествовал работе на уровне Анаэробного порога. Я чувствовал себя в роли охотника, добывающего свою жертву. Это было главной ошибкой, которую я совершил во второй части суточной гонки, но не последней.
 
Вообще в такие моменты отключается голова и на передний план выходят эмоции. Я явно израсходовал запасы энергии своего организма. Бодрость ушла через двадцать минут, и я стал с трудом держаться в пелотоне: надо было отрабатывать свою смену, потом стараться усидеть за Эриком, который держал примерно на 2 км/ч более высокую скорость, и только за Теему я мог перевести дух в течение двух кругов из шести.
 
Такая ситуация привела к крайне неприятному конфликту. Видя перекос по скорости между нами, команда Эрика начала накручивать его, что этот русский халявит, хотя до этого с легкостью округлил тебя. В итоге швед без лишней скромности несколько раз об этом мне заявил. Когда на часах было 15:20 от начала гонки, я смог в последний раз поддержать ребят, пульс поднялся до 144 ударов, я задышал, как будто финиширую короткую гонку в гору. 
 
Эрик зачем-то сказал: «Денис, не притворяйся».
Это стало последней каплей, и я выпалил: «Еду как могу — если не нравится, то я могу не выходить на смены или ехать один».
После чего последовало: «Ok, ok».
 
Я понимал, что так продолжаться дальше не может, и надо сбрасывать скорость для восстановления. Но еще больше защемила обида на слова Эрика – я ведь реально старался как мог, а то, что его удалось округлить – целиком и полностью его вина, хоть и с моей долей идиотизма.

Наши гонки: Отчет о неудавшейся суточной гонке с хорошим концом

Я проехал шесть минут в своей скорости в районе 14-15 километров в час, пульс упал до 120. И вроде было всё хорошо, можно опять войти в группу или продолжить ехать в своем темпе сколько нужно. Но я выбирал самый глупый вариант – сел на стул для отдыха. Быстро перекусил, поменял шапку с пульсометром, и через пять минут выехал на трассу. 
 
И сразу стало понятно, почему останавливаться нельзя – мышцы быстро остыли, начался сильнейший озноб прямо на дистанции, когда на ходу каждые десять секунд все мышцы сильнейшим образом сокращались, чтобы дать недостающее тепло телу. И так в течение нескольких минут. 
 
Постепенно я согрелся, вошел хоть в какой-то ритм, но организм категорически не хотел разгоняться до прежней скорости – я плелся на пульсе 100-110 с 11тью километрами в час.

Да, я испил эту чашу до дна, было жестоко, но справедливо – в таких гонках только холодный расчет приводит к успеху.
 
Проехав полчаса без каких-либо улучшений со стороны организма, я задался простым вопросом – стоит ли продолжать. Ведь мы едем не гонку, где каждый получит место, согласно протоколу, а идем на рекорд, где только один победитель (если он его установит), а остальные помощники-статисты. Шансов на то, что я в таком состоянии проеду больше 434 километров, не было решительно никаких, как и не было возможности помочь Эрику с Теему. Можно было попробовать пойти на рекорд России в 392 километра, но ценой каких усилий?
 
И я сдался…
Наши гонки: Отчет о неудавшейся суточной гонке с хорошим концом


Уточнил, сколько мне осталось до 300 километров и проехал ровно столько, выключил Garmin на 16,5 часах, снял лыжи, пожелал ребятам удачи и пошел спать.
 
По своему опыту трехсуточной велогонки я знал, что принимать душ перед сном категорически нельзя – и так у организма проблемы с терморегуляцией, а тут еще водные процедуры. Важно было переодеться в сухое, перекусить и лечь под теплое одеяло.
 
И всё равно под одеялом меня бросало то в дрожь от холода, то в пот от жары, и это при неприятных болях во всех суставах. Малоприятные ощущения. 
 
Примерно, через четыре часа я проснулся от громной финской речи – Теему также не выдержал темпа, несколько раз округлялся Эриком и за три часа до финиша сдался, проехав примерно 390 километров. 
 
Он много пил, объясняя это тем, что организм обезвожен, также как и я дрожал, лежа под несколькими одеялами, но толком не мог уснуть. Мне же сон сильно помог, и я понимал, что с точки зрения собственного здоровья я хоть и загнался, но вовремя остановился.
 
Железный человек – Эрик был единственным, кто проехал все 24 часа без остановки и установил новый мировой суточный рекорд в 438 километров, на пять больше прежнего рекорда Теему!

Наши гонки: Отчет о неудавшейся суточной гонке с хорошим концом

Теему же не унывал, он сразу поделился планом на следующий год – он уже договорился с руководством курорта Леви о проведении его попытки установить рекорд. На этот раз он учтет весь свой опыт:
— старт в лучший по погоде день в течение недели;
— идеально подготовленный ровный как стол круг без ветра с плавными поворотами, чтобы носки лыж не упирались в лыжню;
— на гонку будут заявлено еще 3-4 человека, которые будут посменно тащить его, чтобы исключить любые дерганья не по делу.
 
Уверен, что с таким планом можно нацелиться и на 480 километров, если ледяные рельсы сохранятся в течение всего дня. Я вызвался в команду помощников Теему, но сам больше не буду участвовать в гонках больше 12 часов – это просто вредно для здоровья.
 
В следующие дни было удивительно бодрое состояние. Как будто я проехал не 300 километров, а простой 90-километровый Васалоппет. Но неприятный сюрприз ждал меня на силовых тренировках, которыми я постарался восстановиться в первые недели после неудавшихся суток. При приседании с небольшим весом чувствовалось давление в правом глазе. Окулист, осмотрев глазное дно, увидела хоть и небольшое, но кровоизлияние. Слава богу, всё рассосалось за пару недель.
 
Другим неприятным последствием стало снижение иммунитета и трехнедельная болезнь, которая началась во второй половине апреля, когда я забросил зал и решил покататься по последнему снегу. Вирус трижды приходил и уходил, но в последний раз на него наслоилась бактериальная инфекция в горле. Недельный курс антибиотика и полный отдых привел меня в порядок и вот уже полтора месяца, как я могу нормально тренироваться и готовиться к следующему сезону, который обещает быть не менее интересным, чем предыдущий.

Всем кто мне помогал, следил, ставил лайки — огромное спасибо, это было невероятно крутой опыт!

Наши гонки: Отчет о неудавшейся суточной гонке с хорошим концом
/// Openski.ru

Комментарии10

Денис-Властелин «колец») Полностью раскрыл эту тему!
Классный отчет о классной гонке! Денис это было круто конечно! Желаю новых свершений!
Да, молодец, снимаю шляпу. А про кольца я так до конца и не понял: вы останавливались, или как велогоны все делали на ходу с боку от трассы?
Всё таки останавливались, предварительно договорившись. Или в ситуации, когда кому-то было необходимо сменить лыжи, а тебе нет. Округлить не успеешь, а отлить — запросто. 
Отличный отчёт, я ждал, когда он появится.
Спасибо! 
Спасибо за отчет! Очень интересно.
А был ли какой-то заранее объявленный приз за рекорд?
Никаких призов. Чисто за славу =) 
Нормативы суточного бега на лыжах:
10 км — амеба
20 км — инфузория
30 км — дрыщ
40 км — пацан
60 км — мужик
80 км — лыжник
100 км —  лыжник > 2 раз в неделю
120 км — марафонец-любитель
140 км — финишер Марчалонги
180 км — финишер Васалоппет
200 км — животное
250 км — 80 lvl
300 км — Денис Кабанен
350 км — биоробот
400 км — уровень Бог
438 км — кто ты, тварь!!?
 
Наконец-то появился долгожданный отчет. 
Спасибо. Очень интересно.  
Эксперименты над организмом прикольны :)
Денис — молоток. Тема колец забавна.  

Оставить комментарий

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.