Они не могут ответить на вопрос, использовали ли норвежские спортсмены «чудо-допинг» на соревнованиях

Олимпийские игры: Они не могут ответить на вопрос, использовали ли норвежские спортсмены «чудо-допинг» на соревнованиях

По словам врачей норвежской сборной, они не могут ответить на этот вопрос, поскольку обязаны молчать. Департамент здравоохранения и эксперт телеканала этого не понимают.

На прошлой неделе телеканал TV 2 сообщил, что норвежская сборная захватила с собой на Олимпийские игры в Южной Корее печально известные препараты кенакорт и целестон.

Многие принимавшие допинг заявляют, что эти препараты — более сильные, чем эритропоэтин (англ. EPO), и описывают их как «чудо-допинг».

«Я не могу ответить на этот вопрос»

Препараты обладают сильным противовоспалительным действием, но на соревнованиях их можно использовать только при условии, если спортсмен получает так называемое разрешение на терапевтическое использование (TUE, Therapeutic Use Exepmtion), то есть ему разрешается принимать препараты в медицинских целях.

Когда стало известно, что Брэдли Уиггинс (Bradley Wiggins) применял эти препараты на соревнованиях, многие стали требовать, чтобы он, в частности, вернул медаль, полученную за победу на Тур-де-Франс в 2012 году.

По призыву ряда спортсменов Всемирное антидопинговое агентство (WADA) начало борьбу за полный запрет кенакорта. Но используют ли этот препарат норвежцы, выяснить оказалось исключительно сложно.

TV 2 задал Моне Хельсберг (Mona Kjeldsberg), главному врачу норвежской олимпийской сборной, следующий вопрос: Получали ли спортсмены разрешение на терапевтическое использование препаратов на соревнованиях — либо на этих Играх, либо на состязаниях, проводившихся ранее? Конкретные имена нас в данном случае не интересуют.

На прошлой неделе Хельсберг заявила, что ответить на этот вопрос ей мешает «обет молчания». Во вторник она продолжала стоять на своем:
 
«К сожалению, я не могу ответить на этот вопрос по той же причине, о которой я уже говорила».

Такое объяснение устраивает далеко не всех.

«Обет молчания» — не помеха

Когда корреспондент TV 2 спросил у Департамента здравоохранения, действительно ли в делах подобного рода можно ссылаться на «обет молчания», мы получили следующий ответ:

«Департамент здравоохранения сообщает TV 2, что обязанность хранить молчание не является препятствием к тому, чтобы врач олимпийской соборной мог ответить на ваши вопросы, в случае если имена отдельных спортсменов не называются».

Поскольку норвежская сборная в Южной Корее состоит из более 100 спортсменов, а вопрос к тому же касается и «состязаний, проводившихся ранее», количество спортсменов, которых это может затронуть, быстро может вырасти до нескольких сотен. То есть идентифицировать личности отдельных спортсменов будет практически невозможно.

Эксперту по вопросам допинга телеканала TV 2 Мадсу Каггестаду (Mads Kaggestad) ответ врачей сборной тоже непонятен.

«Пока препарат не ведет к какому-то конкретному спортсмену, я не понимаю, почему „обет молчания" касается информации об использования препарата в ходе Олимпийских игр. Применение препарата во время соревнований я считаю неэтичным и рассчитываю на то, что этого не происходит. Поскольку мы знаем, что ранее препаратом злоупотребляли, я рассчитываю также на то, что Норвегия придерживается практики, являвшейся нормой раньше, то есть не допускает к соревнованиям спортсменов, использующих этот препарат», — говорит он.

«Сильное лекарство, предназначенное для больных людей»

TV 2: Как вы думаете, к каким последствиям может привести отсутствие ответа на наш вопрос?

Мадс Каггестад:
Я заметил, что это привлекло к себе определенное внимание в мире. Прежде всего потому, что Норвегия изначально открыто рассказала об отправке (препаратов). И это было правильно. Но я хотел бы, чтобы подобная гласность продолжалась, в частности чтобы была предоставлена информация о том, сколько препаратов на самом деле применили и почему. Особенно это касается двух препаратов — кенакорта и целестона, поскольку именно они привлекли к себе такое пристальное внимание после разоблачений в велоспорте.

— Что вы думаете по поводу того, что в аптечках норвежских врачей находится кенакорт с целестоном?

— То, что эти препараты там присутствуют, — обычная практика, они используются в чрезвычайных случаях, чтобы подстраховаться. Все, что связано с Олимпийскими играми, — само по себе чрезвычайно, это касается и мер, связанных со здоровьем и безопасностью. Норвежская сборная везет с собой из Норвегии буквально все от собственного козьего сыра до лекарств. Здорово, что Норвегия информирует о том, что она с собой привезла, но об этих препаратах много писалось в СМИ на фоне признаний, связанных с циничными злоупотреблениями ими в спорте. Поэтому я считаю, что было бы разумно проинформировать, были ли эти медикаменты использованы на самом деле и в какой связи. Это сильные препараты, рассчитанные на больных людей, и это значит, что спортсменам, участвующим в соревнованиях, их использовать не следует. По-моему, если ты настолько болен, что нуждаешься во внутримышечных инъекциях кенакорта, в соревнованиях тебе лучше не участвовать. Во всяком случае, таковы, например, правила в MPCC (Движение за честный велоспорт — прим. TV 2), и я надеюсь, что такой же линии придерживаются и в Норвегии.
 
Каггестад добавляет: «Я не думаю, что спортсмены используют кенакорт во время соревнований. Но раз уж такой вопрос возник, думаю, что стоило бы информировать о возможных случаях его применения».
 
Источник — иносми.ру
/// Openski.ru

Комментарии1

Поэтому у них на лице румянец такой