Спортсмены-астматики. Что они делают на Олимпиадах?

Лыжная индустрия: Спортсмены-астматики. Что они делают на Олимпиадах?

Норвежский пьедестал в мужском скиатлоне вызвал волну достаточно ярких комментариев по поводу того, что наш Денис Спицов проиграл трем норвежцам, которые скорее всего, конечно же, астматики. Эту тему, которая в последние годы начала затихать, подожгла новость о том, что сборная Норвегии взяла на Игры 6000 доз лекарств от астмы. «Матч ТВ» пытается разобраться, о чем идет речь, когда говорят о норвежских, британских, голландских астматиках, тактично забывая, что есть они и среди наших спортсменов.

 
Что это за астма?

Речь, как правило, об отдельном типе астмы, впервые выделенном на Западе и названном exercise-induced аsthma. Устоявшийся русский перевод «астма физического усилия». Это не та болезнь, которую диагностируют в детстве. Проблема носит совершенно другой характер и приобретается уже в зрелом возрасте при занятиях спортом.
 
Строго говоря, для этого нужна либо врожденная склонность к астматическим проявлениям, либо тяжелейшие условия тренировок. Порой это еще и совпадает. Проявляться проблема может в разных видах спорта, но наибольшее числослучаев зарегистрировано у лыжников, биатлонистов и велогонщиков. Это связано с тем, что дыхание у спортсменов осуществляется крайне интенсивно и, чаще всего, холодным и влажным воздухом. У лыжников и биатлонистов – потому что виды зимние, а у велогонщиков – потому что гонка может проходить при холодной весенней погоде. Или трасса может пролегать через перевалы за 2000 метров над уровнем моря, где низкая температура даже летом.
 
При интенсивном дыхании холодный воздух не успевает согреться в носовых пазухах и сразу попадает в бронхи, вызывая их спазмирование. Любой человек, живущий в большом городе, где воздух чаще всего влажный, может попробовать резко вдохнуть полной грудью, выйдя на улицу при температуре порядка минус пятнадцати градусов. Большинство не сможет это сделать и закашляется. А теперь представьте, что так дышать вам нужно на протяжении часа гонки или двух-трех часов тренировки. Именно поэтому для компенсации дыхания холодным воздухом на тренировках используются специальные мундштуки, один из которых вы можете видеть на фото внизу.

Лыжная индустрия: Спортсмены-астматики. Что они делают на Олимпиадах?


У зимников есть такой термин «пробить легкие». Раньше он был и у конькобежцев, но сейчас они ушли под крышу, и это явление им уже почти незнакомо. При резких нагрузках на морозе, ускорениях в подъемы у лыжников и биатлонистов холодный воздух проходит до легких, промораживая всю дыхательную систему. Раздевалка после соревнований напоминает туберкулезный барак: все надрывно кашляют. Как правило, это проходит через несколько часов. Но регулярное повторение подобных вещей на соревнованиях и тренировках вызывает появление хронической проблемы.
 
После нескольких лет карьеры в этих видах спорта у некоторых атлетов при выполнении физических нагрузок бронхи сужаются, дыхание затрудняется и эффективность работы падает. За пределами нагрузки все в порядке, люди живут совершенно нормальной жизнью. Про такой тип астмы и идет речь. Чаще всего он именно приобретенный, хотя есть и случаи врожденного.
 
Как ставят этот диагноз?

Человека помещают в условия, где он должен выполнять нагрузку. Это может быть беговая дорожка, велотренажер и так далее. Для зимников условия приближают к реальным, заставляя вдыхать при этом холодный воздух. Если фиксируются достоверные признаки астматических проявлений – это оно. Фиксируются они, скажу сразу, у подавляющего большинства людей, особенно если тестировать дотошно и именно с холодным воздухом.
 
Почему одни скандинавы?

Ну, почему же одни скандинавы. Подобные диагнозы ставятся атлетам по всему миру. Скажем, в Британии они поставлены футболисту Дэвиду Бекхэму (с детства), легкоатлетке Поле Рэдклифф и велогонщику Крису Фруму (в зрелом возрасте). К сожалению, у нас существует иллюзия, что российские спортсмены не имеют таких диагнозов и не пользуются соответствующими лекарствами. Однако доклад Макларена раскрыл, что астматики, имеющие разрешения на достаточно высокие дозы лекарственных средств, есть и в сборной России. Александр Легков, например.

Лыжная индустрия: Спортсмены-астматики. Что они делают на Олимпиадах?

Тут вопрос, скорее, в том, что иностранцы особо это не скрывают, ибо знают, что не нарушают правил, имея разрешение. А наши, даже получив его, стараются не афишировать данный факт. Особенность национального менталитета.
 
Но нельзя не заметить, что оформить диагноз в Скандинавии, да и вообще в Европе, намного проще, чем в России. Поэтому наши атлеты нередко предпочитают  для получения статуса астматика съездить на тестирование в одну из европейских клиник.
 
Это допинг?


Начнем с того, что ряд лекарств от астмы не является допингом и не требует разрешения при соблюдении дозировки. То есть их может использовать любой спортсмен в любой момент, просто купив в аптеке. При прохождении допинг-контроля ему лишь нужно указать в протоколе, что он применял этот препарат и отметить дозировку, то есть сколько пшиков из ингалятора делал в день.
 
Начиная с определенной дозировки, а некоторые препараты в любой дозировке – это допинг. И для его использования нужно то самое терапевтическое разрешение, которое оформляется, только если у вас есть соответствующий диагноз, подтвержденный документами.
 
Некоторые противоастматические препараты в высоких дозировках дают антикатаболический эффект, то есть способствуют укреплению мускулатуры. Для этого достаточно даже просто принимать их при помощи ингаляторов. В случае перехода на таблетированные формы, то есть дальнейшего повышения дозировки, проявляются такие эффекты, как повышение температуры тела и ускорение липолиза, что делает, например, кленбутерол популярным жиросжигателем. Однако еще один побочный эффект – сильный тремор рук, что исключает использование таких лекарств в высоких дозировках в биатлоне: невозможно будет стрелять. Прежде всего имеются в виду сальбутамол и кленбутерол, два самых популярных противоастматических препарата, с акцентом на первый. Второй именно для лечения астмы в последнее время используется не так активно.

Лыжная индустрия: Спортсмены-астматики. Что они делают на Олимпиадах?

Случаи лыжника Мартина Сундбю и велогонщика Криса Фрума, обвиненных в превышении разрешенной дозировки, как раз показывают, что даже спортсмены, имеющие разрешения на использование противоастматических препаратов, легко могут перейти границу, просто сделав несколько лишних ингаляций. Почему они их сделали? Один из российских спортсменов, имеющих разрешение на использование сальбутамола, признавался автору в том, что эта штука вызывает что-то вроде привыкания и необходимости повышения дозы, причем привыкание носит не физиологический, а скорее психоэмоциональный характер. Тебе кажется, что «недопшикал».
 
Они больные?

Мы все больные. Любая профессия формирует группу факторов риска по здоровью. У тех, кто сидит в офисе, развиваются сколиоз и ожирение, у работающих на стройке могут возникнуть проблемы из-за вдыхания строительной пыли, у ювелиров портится зрение, врачи порой заражаются от пациентов. Астма физического усилия – приобретенное профессиональное заболевание, которое компенсируется лекарственными средствами. Не более того. И скандинавы не виноваты в том, что их врачи легче ставят диагноз и быстрее начинают медикаментозную терапию, чем наши.
 
Опять-таки напоминаю: среди российских звезд, как выяснилось, астматиков, причем с подтвержденным диагнозом, тоже хватает.
 
Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов

Источник — Матч ТВ
/// Openski.ru

Комментарии9

к сожалению автор раскрыл тему однобоко. Были и другие статьи раскрывающие оборотную сторону медали. Сам факт того, что астма препараты позволяют улучшить проникновению кислорода в кровь, ставит их лечебное действие под сомнение т.к. в любой момент они могут перейти в разряд улучшения результатов, а значит сработать как допинг. 
Последнее исследование шведов, опубликованное в конце января, однозначно говорит, что «противоастматические» средства улучшают результаты и «больных», и здоровых.
Эти исследования проводила группа датских ученых во главе с профессором из ВАДА, просто только шведы заинтересовались этими данными.
Спасибо за поправку, да, датчане, хотел написать «опубликованное шведами».
Случаи лыжника Мартина Сундбю и велогонщика Криса Фрума, обвиненных в превышении разрешенной дозировки, как раз показывают, что даже спортсмены, имеющие разрешения на использование противоастматических препаратов, легко могут перейти границу, просто сделав несколько лишних ингаляций.
Если не ошибаюсь, у Сундбю содержание сальбутамола было превышено в сотни раз, вряд ли это только несколько лишних ингаляций
Ошибаетесь: содержание сальбутамола в моче Сундби было 1360 и 1340 нг/мл, тогда как разрешенное содержание 1000 нг/мл, а для санкций(чтобы исключить погрешности в исследования) верхний допустимый предел равняется 1200 нг/мл. Просто Сундби использовал для ингаляций не обычный ингалятор, а небулайзер, который доставляет в организм только около 10% препарата. Он загрузил за сутки в небулайзер 15000 мкг сальбутамола, но получил около 1500 мкг, при разрешенных 1600 мкг. И норвежцы провели две экспертизы свою и независимую, которые подтвердили, что Сундби не превышал допустимую дозу сальбутамола. Просто ВАДА и CAS пришли к выводу, что каждое использование небулайзера требует наличия ТИ.
На сколько я помню, про Легкова вскрылось не из доклада Макларена, а из слива Fancy Bear (или как они там, хакеры в общем) краденной базы WADA.
Нет норвежские журналисты из NRK, проводя свое расследование по норвежским астматикам-лыжникам, изучали количество спортсменов, страдающих астмой, в других сборных и направили запрос Вяльбе. У Вяльбе не оказалось рядом переводчика и она переслала письмо Мнацаканову, попросив того ответить норвежцам.
Бета 2-адреномиметики, к которым относится сальбутамол, обладают анаболической активностью. Это свойство обнаружено уже достаточно давно — в 2014 году