Второй день слушаний Йохауг: выступления Бьорген и доктора Бендиксена, прения

Лыжная индустрия: Второй день слушаний Йохауг: выступления Бьорген и доктора Бендиксена, прения

В Осло завершились слушания по делу Терезы Йохауг, в сентябре сдавшей положительную допинг-пробу на анаболический стероид клостебол. Во второй день в судебном процессе выступили бывший врач команды Фредрик Бендиксен, на сборе в Ливиньо купивший упаковку трофодермина; и Марит Бьорген — в качестве свидетеля защиты. Подводя итог, стороны провели прения. Информация о первом дне слушаний — здесь.

«За прилавком я увидел женщину, которая обслуживала клиента, — рассказал Фредрик Бендиксен о том дне, когда покупал трофодермин в аптеке Ливиньо. Его слова приводит издание VG. — Я ждал, когда они закончат. Я был в одежде национальной команды и представился врачом сборной, а потом спросил, имеется ли в продаже терра-кортрил. Она не сразу меня поняла — мы общались на английском языке в сочетании с техническим языком.

Я объяснил ей, что терра-кортрил — антибактериальное средство, содержащее гидрокортизон. Но она покачала головой и сказала, что такой мази в продаже нет. Тогда я описал клиническую картину и спросил, что бы порекомендовала она. Она пришла с кератопластиком — маслянистым кремом, который можно назвать бальзамом для губ. Я посмотрел на тюбик и не увидел ничего подозрительного, но настоял, чтобы она нашла крем, содержащий антибактериальный агент. Тогда она вернулась с трофодермином. Я увидел, что он содержит неомицин и понял, что это антибактериальное вещество, которое может нам помочь. 

Также в составе я прочитал „клостебол ацетат“. И это тайна, почему я не смог связать это с запрещённым списком WADA. Я провёл невероятное количество времени, пытаясь понять, почему это произошло. Должен признать, что даже сейчас, через четыре месяца, не могу это объяснить. Я понимаю, что допустил просчёт. Вероятно, я был настолько сосредоточен на том, чтобы найти антибактериальный крем, что утратил бдительность в случае со вторым препаратом. К сожалению. Всё, что произошло потом — это следствие ошибки.

Лыжная индустрия: Второй день слушаний Йохауг: выступления Бьорген и доктора Бендиксена, прения

Я не ожидал того, что в креме содержится стероид. Вчера выступавший здесь профессор Клавенесс сказал, что нет никаких причин содержания анаболического стероида в таком креме. Как вы понимаете, у нас, в Норвегии, есть терра-кортрил, в котором нет анаболических стероидов и который можно совершенно законно использовать.

Предупреждающий о допинге знак я впервые увидел на пресс-конференции 13 января — это был журналист TV2, который подошёл к нашему столу и показал нам с Эспеном Граффом картинку на мобильном телефоне. Тогда я ничего не понял. Никогда раньше я этого знака не видел — ни в отеле, ни в другом месте в Италии. Я не видел его до пресс-конференции. Это был шок. Дополнительное бремя того дня». 

Затем слово взяла Марит Бьорген, выступившая в качестве свидетеля защиты. Её слова также запротоколировало издание VG. Судья Ивар Сольберг спросил: «Если бы Бендиксен дал крем для травмированной губы вам, заверив, что он чист от запрещённых препаратов, вы бы перепроверили состав?»

— Нет, я бы этого не сделала. В этой ситуации я сделала бы то же самое, что Тереза. Фредрик — врач с большим опытом работы в сборной, у меня была в нём полная уверенность.

Лыжная индустрия: Второй день слушаний Йохауг: выступления Бьорген и доктора Бендиксена, прения

Бьорген также задали вопрос о том, как она может оценить отношение Йохауг к борьбе с допингом. 36-летняя лыжница ответила, что знает Йохауг как подругу по команде с 2007 года и называет её девушкой с большими личностными установками и ценностями.

— Она целеустремлённая, структурированная и склонная к порядку. Моё впечатление о её отношениях к антидопинговой работе — то, что она всегда относилась к этому положительно. Она обращала внимание на то, какие лекарства принимает. Так что моё восприятие — она всегда относилась к антидопинговой работе позитивно. 

В ходе прений обвинение (Антидопинговое агентство Норвегии) не изменило своего мнения и рекомендовало дисквалифицировать Терезу Йохауг на 14 месяцев. Адвокат спортсменки Кристиан Хьорт заявил, что в таком случае, или если Йохауг получит больший срок, решение будет обжаловано. Ожидается, что приговор будет озвучен в течение месяца.

Фото: NTB SCANPIX, HÅKON MOSVOLD LARSEN / NTB SCANPIX, Lars Eivind Bones / Dagbladet 

Первый день слушаний по делу Йохауг: обвинений назвало концентрацию клостебола

Комментарии8

Что меня здесь смутило. Я, конечно, допускаю, что могла что-то неправильно понять в первоисточнике (http://www.vg.no/sport/langrenn/johaug-tatt-i-doping/johaug-lege-nesten-ikke-til-aa-baere/a/23907818/). Переводила внимательно, и в норвежский по мере возможностей вникала, и на английский переводила, но, наверное, могла что-то неправильно понять.
Но если я поняла правильно, то гидрокортизон, который содержится в терра-кортриле, который они используют в Норвегии и который искал Бендиксен — тоже запрещённое вещество. Потому что когда после Рио был хайп с TUE, выяснилось, что многие иностранцы оформляют TUE именно на гидрокортизон. Получается, в Норвегии TUE на гидрокортизон есть у всех?))
Я думаю, вы поняли правильно. Меня тоже удивило, что так спокойно говорится о возможности использования гидрокортизона норвежскими спорстменами в Норвегии.
Хотелось бы, конечно, услышать комментарии сведущих в антидопинговых делах людей. Но нас с вами уже двое — это увеличивает вероятность того, то мы поняли про гидрокортизон правильно.
Гидрокортизон не запрещен как крем для кожи или как капли в уши. Зарещено только оральное, внутривенное, внутримышечное и, извините, ректальное применение препаратов этого класса, причем только в соревновательный период. Во внесоревновательный период кортикостероиды разрешены в любом виде.
Спасибо большое за пояснение.
Что еще можно отметить сегодня:
1. Ответ на вопрос «Почему Тересе не проверила все сама?» — «Она же спросила врача! А вообще у нее на телефоне не запускается приложение WADA, которое позволяет просмотреть запрещенный список, потому что у нее установлена система android». А что, все-таки пыталась Тересе проверить? Вы уж там определились бы как-нибудь… А то опять WADA редиски, и все беды от технического прогресса.
2. Врач и не предполагал, что в таком креме могут быть стероиды. Даже профессора нашли, который утверждает, что незачем там стероидам быть. В Норвегии нет — так и везде не должно быть.  А чего не послушали представителей компании Pfizer, которая этот Трофодермин выпускает? Полагаю, у них есть какое никакое, но научно-обоснованное объяснение на этот счет, все-таки не последняя фармкомпания в мире. Тем более, что с 1995 по 2003 сам господин Бендиксен и работал на представительство в Норвегии этой самой компании :)
Не могу понять, зачем было делать эти слушания открытыми.
Если уж и давить на чувства, а не факты, то надо выжимать по максимуму — с истериками, обмороками, скандалами, криками-воплями, чтоб запомнилось, а так один пшик.... 
Лицо — загорело, а шея белая (вероятно — косметика?).
Во второй день в облике появилась надежда на положительный исход :) 
Какой-то космический фарс…