Хронология скандала: почему Сундбю молчал о положительной допинг-пробе 18 месяцев

Лыжная индустрия: Хронология скандала: почему Сундбю молчал о положительной допинг-пробе 18 месяцев

О нарушении Мартином Йонсрудом Сундбю антидопинговых правил широкая общественность узнала в июле 2016 года, хотя допинг-пробы, в которых была обнаружена повышенная концентрация сальбутамола, пришлись на рубеж 2014-2015 годов. По материалам статьи Aftenposten Openski.ru попытался подробно восстановить всю хронологию самого крупного скандала в лыжных гонках за последние сезоны. В тексте приводятся доселе неизвестные детали и выдержки из объяснительных писем Сундбю в FIS.

ДЕКАБРЬ 2014 — НАЧАЛО ЯНВАРЯ 2015: ЭТАП КУБКА МИРА В ДАВОСЕ, ЭТАП «ТУР ДЕ СКИ» В ТОБЛАХЕ

История началась 18 месяцев назад, в декабре 2014 года. В Давосе, где проходил этап Кубка мира, царила рождественская атмосфера: заснеженный лес, красиво украшенные улицы модного курорта в швейцарских Альпах. Мартин Йонсруд Сундбю приехал в Давос в жёлтой майке лидера, выиграв две дистанции мини-тура в Лиллехаммере и многодневку в целом. Лыжник, который в прошлом сезоне стал первым выигравшим «Тур де Ски» норвежцем, находился в отличной форме. 

Однако победы в Лиллехаммере имели свою цену. После финальной гонки преследования Сундбю почувствовал что-то неладное в дыхательных путях и вечером 7 декабря 2014 года обратился к врачу сборной Кнуту Габриэльсену. Тот был в курсе астма-расстройств Сундбю, которые беспокоят лыжника с детства. Доктор создал план лечения, где планировал использовать тот самый небулайзер, гарантировавший, что активное вещество сальбутамола достигнет лёгких.

Это сработало, и в Давосе 13 декабря Сундбю смог выиграть классическую «разделку» на 15 километров. Затем он пошёл на допинг-контроль — тот самый, который будет преследовать его ближайшие 18 месяцев, так как итог этого анализа стал сенсацией. Следующую пробу, давшую аналогичный результат, взяли 8 января в Тоблахе, где в 25-километровой гонке преследования на «Тур де Ски» Сундбю занял третье место. Через три дня Мартин Йонсруд Сундбю первым поднялся на Альпе ди Чермис, и на вершине монстр-горы он не знал, что его пробы содержат излишнее количество сальбутамола.

КОНЕЦ ЯНВАРЯ 2015: ИЗВЕСТИЕ О НАРУШЕНИИ АНТИДОПИНГОВЫХ ПРАВИЛ, ПИСЬМА В FIS
 
23 января 2015 года Сундбю был в магазине, когда ему позвонил Кнут Габриэльсен и сообщил неприятную новость. Первой мыслью спортсмена было то, что это ошибка — две недели назад он второй раз подряд выиграл «Тур де Ски» и был лучшим лыжником мира. Через 29 дней в Фалуне стартовал чемпионат мира, и вся Норвегия ожидала, что он, наконец, сможет выиграть личное золото. Но Сундбю решил сохранить всё в тайне, и никто в сборной не узнал, что недавно ему стало известно о двух отличающихся допинг-пробах.

Лыжная индустрия: Хронология скандала: почему Сундбю молчал о положительной допинг-пробе 18 месяцев

Через три дня Сундбю получил официальные заключения об образцах допинг-проб из Давоса и Тоблаха и сразу направил письма в FIS. Он подробно рассказал о своей астме и о том, как принимал лекарства в те периоды, когда были взяты эти два образца.

«Возможное наказание за обвинения, с которыми я столкнулся, может уничтожить меня, мою семью и моё будущее, — писал он. — Если я буду отстранён от следующих гонок, вы рискуете сделать из меня мошенника независимо от моих объяснений. Наказание может положить конец моей карьере, и я заранее прошу вас понять, что следовал правилам и действовал добросовестно».

В тот же день письмо в FIS написал Кнут Габриэльсен, объяснив, почему рекомендовал подопечному использование небулайзера. И это было только начало серии писем и отчётов. В FIS также обратилась адвокат Анне-Лизе Ролланд, которую позже официально наняла лыжная федерация Норвегии, чтобы помочь с этим делом. В итоге было решено, что 11 февраля состоится слушание, а на 29 января — 1 февраля был запланирован чемпионат Норвегии в Рёрусе.

ФЕВРАЛЬ 2015: ФИАСКО НА ЧЕМПИОНАТЕ НОРВЕГИИ И ЧЕМПИОНАТЕ МИРА

Все переговоры норвежская федерация проводила за закрытыми дверями: у президента Эрика Рёсте не было никакого желания судиться и открыто проводить разборки перед чемпионатом мира. В FIS прислушались и к доводам Рёсте, и к письмам Сундбю, согласившись работать позже в более спокойных условиях: дело Сундбю приостановили и решили, что временно этот вопрос не должен быть обнародован.

Сундбю поехал на чемпионат Норвегии, где принял участие только в последней гонке — скиатлоне — и сошёл посреди дистанции. Сход он объяснил нехорошим чувством в теле. После гонки корреспонденты NRK спросили, был ли он обеспокоен, и Сундбю ответил, что волнуется. Он был честен — почти никто не знал, что лыжник подозревается в нарушении антидопинговых правил, и репортёры не почувствовали, что на самом деле у него куда больше забот, чем просто «нехорошее чувство в теле».

Лыжная индустрия: Хронология скандала: почему Сундбю молчал о положительной допинг-пробе 18 месяцев

А затем критическим стало участие Сундбю и в фалунском чемпионате мира. Национальный чемпионат был расценен как провал, а в последней перед Фалуном гонке на Кубке мира в Эстерсунде лидер общего зачёта занял только 12-е место. Как он объяснил в своём письме к FIS, ему было крайне трудно сосредоточиться на главной цели сезона, когда всё его будущее, как лыжника, было поставлено на карту.

За два дня до первой дистанционной гонки Сундбю позвонил главному тренеру сборной Тронду Нистаду и сказал, что болен. Последний месяц получился слишком нервным, и весь чемпионат мира оказался разрушен. Сундбю пробежал только заключительный марафон, не попав в десятку.

— Невозможно предположить, как бы чемпионат мира сложился для меня без этого случая, — заявил Сундбю в августе 2016 года. — Но это поспособствовало моей болезни до начала турнира.

АПРЕЛЬ — СЕНТЯБРЬ 2015: АНАЛИЗЫ В ЛОНДОНЕ И ОПРАВДАНИЕ FIS

Через 10-11 дней после окончания сезона Сундбю полетел в Лондон. 8 апреля он прибыл в лабораторию WADA и встретился с профессором Дэвидом Коуэном из Кингс-колледжа. Он прошёл тесты, которые должны были показать, как в его тело через небулайзер попала большая доза сальбутамола.

После этой поездки FIS провёл несколько расследований и запросил о новых испытаниях — на этот раз их провели в середине мая, в допинг-лаборатории Осло. Результаты этих исследований показали то же самое — то, что Сундбю превысил положенную дозировку противоастматического препарата.

Тем не менее, самому лыжнику оставалось только ждать. Он уже начал подготовку к новому сезону и был уверен, как и все участвующие в деле, что вопрос будет благополучно решён. 8 августа состоялись слушания, а четыре недели спустя выяснилось, что все основания для оптимизма действительно были: 4 сентября допинговая группа FIS оправдала Сундбю, и теперь вся информация могла быть раскрыта публично. Отвечающий за сотрудничество сборной с журналистами Эспен Графф уже готовил пресс-релиз, но был остановлен самим Сундбю.

Лыжная индустрия: Хронология скандала: почему Сундбю молчал о положительной допинг-пробе 18 месяцев

— Я никогда, никогда не хотел оставлять это в тайне, независимо от того, буду я оправдан или нет, — подчеркнул лыжник в середине сентября 2016 года. — Я просто хотел подождать, что скажет WADA, получить окончательное решение, чтобы спасти себя и своё окружение от нескольких месяцев спекуляций. У меня не было мыслей скрыть всё это. Но сейчас я немного жалею о таком решении — может, вышел бы другой исход, если бы я поделился этим с общественностью после оправдательного приговора FIS. Это могло бы повлиять на WADA, и они бы воздержались от апелляции.

ОКТЯБРЬ 2015 — ИЮНЬ 2016: WADA ОБРАЩАЕТСЯ В CAS И ВЫИГРЫВАЕТ

Интуиция не подвела Сундбю: 4 октября в WADA заявили, что будут обжаловать дело в CAS — таким образом, неопределённость для двукратного победителя «Тур де Ски» и Кубка мира не закончилась. На этом фоне Сундбю продолжал готовиться к сезону, тренируясь больше, чем когда-либо и желая что-то доказать.

Дело рассматривалось в течение зимы 2015-2016, но Сундбю не участвовал ни в одном процессе, занимаясь лыжными гонками. О его причастности к нарушению антидопинговых правил знали лишь немногие, а он продолжал выигрывать этапы Кубка мира, в то время как адвокаты, судьи, эксперты и профессора строчили безумное количество писем.

Ничего не знали и в сборной — только узкий круг в норвежской федерации. Даже тренер мужской дистанционной сборной Норвегии Тур-Арне Хетланд оставался в неведении вплоть до весны 2016 года, когда вступил в полномочия главного тренера. Директор команды Видар Лофшус, неплохо знающий журналистов, пишущих о лыжных гонках, был удивлён, что никто не добрался до тщательно скрываемой тайны: лишь однажды он подозревал, что кто-то находится на верном пути. Тем не менее, в средствах массовой информации было по-прежнему тихо.

Однако в начале июля 2016 года CAS вынес Мартину Йонсруду Сундбю обвинительный приговор, лишив титулов победителя «Тур де Ски» и общего зачёта сезона 2014/2015, а также дисквалифицировав на два месяца. 20 июля норвежская федерация собрала пресс-конференцию, в которой принимали участие Сундбю, врач команды Кнут Габриэльсен, президент федерации Эрик Рёсте и пресс-атташе Эспен Графф.

Лыжная индустрия: Хронология скандала: почему Сундбю молчал о положительной допинг-пробе 18 месяцев

«Разве после положительного результата допинг-теста не следует приостановить выступления спортсмена до окончания расследования?» — возмутилась в своём Twitter-аккаунте Юстина Ковальчик.

«Факт нарушения Сундбю антидопинговых правил был обнародован только после решения CAS, — поддержала её Айно-Кайса Сааринен. — Было бы неплохо иметь одинаковые правила для всех».

Уже после этого мировую лыжегоночную прессу всколыхнули новые откровения в следующем хронологическом порядке:

— Норвежское издание VG опубликовало статистику, сообщающую о том, что 70% норвежских олимпийских медалей, начиная с 1992 года, были выиграны астматиками, в числе которых — Томас Альсгорд, Бьорн Дэли и Вегард Ульванг. На момент появления материала было неизвестно, принимает ли противоастматические препараты чемпионка Сочи Майкен Касперсен Фалла, но позже она призналась, что без соответствующей медицины не вышла бы на свой уровень — следовательно, процент можно смело увеличивать.

— Бывшая норвежская лыжница Сири Халле заявила, что во время её карьеры противоастматические препараты предлагались здоровым лыжникам, хотя руководство сборной Норвегии в течение нескольких лет убеждало общественность в том, что для не обладающих диагнозом астма-медицина бесполезна.

— Норвежский телеканал TV2 анонимно получил от группы входящих в сборную Норвегии лыжников информацию о том, что руководство предлагало противоастматические препараты всем — в том числе, не страдающим астмой спортсменам.

— В сборных Норвегии по лыжным гонкам и биатлону испытания астма-препаратов на здоровых спортсменах проводятся с 2011 года, при этом исследование было начато без соответствующего разрешения от региональных комитетов по этике. Лыжники при этом были дезинформированы: им сообщалось, что в проекте принимает участие представитель национального олимпийского комитета, что было неправдой.

— Несколько норвежских лыжников, не страдающих астмой, открыто выступили с заявлениями, что при заболеваниях лёгких принимают противоастматические препараты. В их числе — Тереза Йохауг, а также Финн Хоген Крог, Дидрик Тонсет и Эйрик Брандсдаль. Эмиль Иверсен, напротив, никогда не имел проблем с дыханием и не прибегал к астма-медицине.

Лыжная индустрия: Хронология скандала: почему Сундбю молчал о положительной допинг-пробе 18 месяцев

— Широким использованием астма-медицины в сборной Норвегии заинтересовалось WADA, выделив дополнительные финансовые средства датским учёным, проводящим исследования о влиянии противоастматических средств на здоровых спортсменов.

— Были объявлены имена членов независимой комиссии, которая расследует использование астма-медицины в сборной Норвегии. Позже, благодаря изданию VG, стало известно, что вошедший в состав швед Къелль Ларссон ранее сотрудничал с профессором Каем-Хоконом Карлсеном, возглавляющим все норвежские проекты, связанные с лекарствами от астмы. Норвежские СМИ призывают заменить члена комиссии из Швеции.

Читайте также:
«Это очевидный обман нации». Норвежские болельщики — об астма-скандале
«Аптечная ассоциация на гастролях»: норвежские болельщики недовольны тем, что сборники принимают противоастматические препараты

Фото: Olav Olsen, Audun Braastad / NTB Scanpix, Jon Olav Nesvold / NTB Scanpix, Terje Pedersen / NTB Scanpix, Audun Braastad / NTB Scanpix, Geir Nilsen / Langrenn.com.

/// Openski.ru

Комментарии0