МОЛНИЯ: астма-разоблачения норвежцев продолжаются

Лыжная индустрия: МОЛНИЯ: астма-разоблачения норвежцев продолжаются

Норвежское издание VG продолжает странную кампанию против приёма препаратов от астмы: на выходных на сайте был опубликован расклад по олимпийским медалям, раскрывающий, что астматиками были такие великие спортсмены, как Вегард Ульванг, Бьорн Дэли и Томас Альсгорд. А недавно свет увидела статья, где бывшая лыжница из сборной Норвегии опровергла всё то, что утверждают норвежцы сейчас.

В материале VG утверждается, что «астма» является своеобразной госпрограммой Норвегии к чемпионату мира 1993 года в Фалуне, а сальбутамол способен дать преимущество и здоровым лыжникам, у которых нет астмы.

Сири Халле 44 года. В 1991-м году она дважды стала чемпионкой мира среди юниоров и попала в национальную сборную Норвегии, где в то время выступали такие звёзды, как Дэли и Ульванг. В сборной Халле провела два сезона, но в 1994 году закончила карьеру в возрасте 22-х лет. 

Она говорит, что никогда не страдала астмой и не испытывала затруднений с дыханием, но тренерский штаб команды предлагал ей принимать вентолин (сальбутамол) — лекарство от астмы, на передозировке которого попался Мартин Йонсруд Сундбю.

— Мне не говорили прямо, что «теперь ты будешь быстрее на несколько секунд», — заявила Халле. — Мне было сказано, что я сама пойму преимущества использования этого препарата. «Я советую тебе принимать лекарство», — говорили мне.

Когда Сири Халле выступала за сборную Норвегии, врачом сборной был Къелль Эйстейн Рёкке. Бывшая лыжница утверждает, что это он посоветовал ей использовать вентолин.

Лыжная индустрия: МОЛНИЯ: астма-разоблачения норвежцев продолжаются

— Получается, я рассказываю о его адаптированной программе, которая столь высоко подняла норвежских лыжников в 1992 году, — говорит Халле.

Она подчёркивает, что Рёкке, который умер в 2008 году, был великим врачом. И он, и Кнут Габриэльсен желали спортсменам только лучшего. На вопрос, как именно лекарство от астмы может дать некоторое преимущество, Халле ответила следующее:

— Я проводила своеобразный эксперимент, после которого у меня было обнаружено некоторое раздражение, якобы своего рода астма. Этого было достаточно, чтобы начать принимать вентолин. Сегодня я понимаю, что я не астматик, у меня никогда не было проблем с дыханием, но я всё же принимала лекарства — правда, не понимала смысла этого. У меня не было никакого желания. Я не считала себя более благородной или более ответственной относительно других, но было крайне странно использовать лекарство против того, что не было для меня проблемой. Астма — диагноз, но у нас, лыжников, этот термин используется чуть по-другому. Определение астмы как болезни куда более ограниченно. Нам просто говорят: «Тебе нужен вентолин».

В 1999 году Халле опубликовала книгу, где рассказала о причинах, по которым завершила карьеру в столь раннем возрасте. Она упоминает чрезмерное давление, перетренированность, травмы, изоляцию, злоупотребление властью и, что главное, некомпетентных лидеров в спорте высших достижений. С её точки зрения 17-летней давности, даже тогда в спортивной системе было необязательно быть здоровым.

— Лично я никогда не принимала допинг, но норвежцы раздвинули границы настолько, насколько могли в рамках правил. У нас не болело горло, но мы стали использовать лекарство против инфекций дыхательных путей и астмы. Фактически это может дать несколько дополнительных секунд, — говорила Сири Халле Aftenposten после выхода книги.

Лыжная индустрия: МОЛНИЯ: астма-разоблачения норвежцев продолжаютсяЛыжная индустрия: МОЛНИЯ: астма-разоблачения норвежцев продолжаются

В 2006-м году она вернулась в спорт, снова попав в национальную сборную и добившись права выступать на чемпионате мира. И спустя десять лет лыжница не увидела существенной разницы между подходами медицинских бригад к астме.

— Это поразительно, что среди топ-спортсменов, которые должны быть здоровыми и физически выносливыми людьми, такая большая доля астматиков, — говорит она. — Я сомневаюсь, что у Мартина Йонсруда Сундбю — стопроцентно благородные намерения. Он действовал в очень узко очерченных пределах, и это совершенно ужасно. Мне даже его жаль — он доверяет медицинскому штабу.
 
Косвенно подтверждает слова Сири Халле 70-летний Кай-Хокон Карлсен, профессор университета Осло и один из ведущих норвежских специалистов в области изучения астмы. Он говорит, что был участником проекта по улучшению здоровья органов дыхания для лыжников, который проводился до Олимпиады 1994 года в Лиллехаммере. Этот проект был инициирован из-за большого количества заболеваний во время чемпионата мира в Фалуне 1993 года. Тогда никаких ограничений на использование противоастматических препаратов не было, и многие использовали эти лекарства даже без нужного диагноза. Тем не менее, некоторые утверждения Сири Халле профессор всё же опроверг: по его словам, противоастматические препараты всё же не могут помочь здоровым спортсменам.

Лыжная индустрия: МОЛНИЯ: астма-разоблачения норвежцев продолжаются

— Многие говорят, что это влияет на результат, но есть много научной литературы, которая утверждает, что это не так, — объяснил Карлсен. — Иначе лекарства были бы запрещены WADA и МОК. Впоследствии было проведено множество исследований, и они снова доказали, что здоровым лыжникам противоастматические препараты не помогут.

Бывший тренер сборной Норвегии Арильд Йоргенсен отказался комментировать заявления Сири Халле.

Фото: NTB Scanpix, sirihalle.no, VG.
 
Читайте также:
Подборка интервью о деле Сундбю
Крамер: «Легков вынужден принимать противоастматические средства»
Сундбю вдохнул в десять раз больше допустимой нормы препарата 

Комментарии11

Интересно,  ARD покажет фильм о норвежских лыжниках...? 
Блин, у нас в те времена была госпрограмма по ЭПО, а все равно не могли норгов побеждать, хотя они, оказывается, всего лишь пшикались сальбутамолом:(
Последний раз редактировалось
Еще как побеждали! С конца восьмидесятых и до начала нулевых российская женская сборная была непобедима! Вяльбе, Лазутина, Данилова, Егорова, Гаврилюк, затем Чепалова выкашивали все медали на ОИ и ЧМ! 97 год Вяльбе в Тронхейме вообще уникальный!!! забрала ВСЁ золото. А мужская сборная в этот период действительно была в тени. Отчасти из-за того. что  Смирнов покинул сборную. Он кстати отлично выступал за Казахстан. см. ЧМ в Тендербее 95г.
Последний раз редактировалось
Спасибо за ликбез, но я в курсе всех этих достижений, авторы которых потом все попали под дисквал, за исключением Вяльбе, что удивительно. К женским лыжным гонкам отношусь негативно и всерьез не вопринимаю.
«Иначе лекарства были бы запрещены WADA и МОК.»
Так самое интересное, что лекарства как раз запрещены. Применение лекарств выше разрешенной дозы приравнивается к употреблению допинга. А вот разрешенная доза, почему то очень большая, и тут умудряются превышать.
Мне вот интересно (я ни капли в этом не понимаю) — вот Сундбю за один день вдыхает десятидневную дозу. И как бы считается, что он нарушил правила только на эту гонку. А то, что он закачался на десять дней вперёд — это нормально?) Или препарат выветривается, или что?)
Я вот просто ради интереса пробовал этот сальбутамол-и обычную дозу, двух-трехкратную. До десятикратной не доходил. Но это никак не сказывалось ни на чем. Т… е эффекта-ноль, мертвому не помогает:)
Сундбю вроде пока не мёртв :D 
Спасибо за ответ))) 
Для чистоты эксперимента попробуй кленбутерол, им и сейчас бычков пичкают, для роста мышечной массы. При превышении дозировок селективные B-агонисты теряют свою селективность, т.е. банально увеличивают сердечный выброс подбно амфетаминам.
Если бы он не «выветривался» астматики принимали бы его один раз на всю жизнь вперед =))
А если серьезно, то на сколько я понимаю, этот препарат вызывает анаболический эффект, незначительный, но достаточный, если ты находишься на одном уровне с конкурентами.  Может он дает 5-10сек преимущества, и это очень сложно определить. Но более интересная версия про маскирующий эффект от приема этого препарата, но тут ничего сказать не могу.
Всё это, конечно, очень любопытно. И разоблачения в российском спорте тоже начались с малого. Так и тут тоже постепенно появляются свои информаторы, а норвежская пресса куда более свободная. Посмотрим, выскажется ли кто-нибудь ещё — вдруг кому-то тоже есть, что рассказать.