По следам комиссии Освальда. Четыре вопроса российской стороне

ФЛГРФ: По следам комиссии Освальда. Четыре вопроса российской стороне

Над сборной России всерьёз нависает угроза дисквалификации, и никто не знает, когда будет оглашено итоговое решение: сегодня, как сказал Кристоф Вишеманн после вчерашних слушаний, в конце этой недели, как уточнил он сегодня, или в течение двух недель — согласно Елене Вяльбе. Дело ясное, что дело тёмное: никаких подробностей журналистам и болельщикам не сообщают.

В связи с этим хотелось бы задаться вопросами — не то чтобы адресованными российской стороне, но… хотя бы высказанными в пустоту. Стоит отметить, что я верю нашим лыжникам — вернее, хочу верить. Если быть ещё точнее — хочу верить, что они не участвовали в подмене допинг-проб, которая, в свою очередь, доказана.

1. Почему Вяльбе согласилась «продлить» отстранение?

«Нам пообещали, что короткое резюмирующее решение будет вынесено до конца следующей недели, — говорит Елена Вяльбе Р-Спорту. — Скоро первые старты ведь. Вопрос того, что дисквалификация до 31 октября, поднимался, но мы согласились с тем, чтобы вынесли уже окончательное решение».

ФЛГРФ: По следам комиссии Освальда. Четыре вопроса российской стороне

Срок отстранения до 31 октября включительно вынес Спортивный Арбитражный суд (CAS) — и решение данной инстанции вполне первоочерёдно. Судьи постановили, что при отсутствии новых доказательств от Освальда лыжники смогут соревноваться с 1 ноября — но Вяльбе почему-то согласилась косвенно продлить это отстранение.

Мы не знаем наверняка всех тонкостей, но куда более понятной представляется стратегия, когда глава ФЛГР и лыжники отказались бы принимать очередное промедление. CAS сказал, что с 1 ноября можно соревноваться — а если доказательства не озвучены и вердикт не вынесен — то это проблемы Денниса Освальда и МОК, которые не успели уложиться в отведённый срок.

2. Почему наши лыжники снова должны оправдываться?

Слушания продлились почти десять часов, и российские лыжники снова выступали с оправданиями: сначала Легков с Беловым, потом — остальные. Алексей Петухов клялся богом, что не виноват, но разве решение CAS подразумевало какие-либо слушания? Повторим снова: допустить к соревнованиям с 1 ноября, если не будет предъявлено новых доказательств.

ФЛГРФ: По следам комиссии Освальда. Четыре вопроса российской стороне

Были ли предъявлены новые доказательства? С большой долей вероятности, нет: Кристоф Вишеманн и Елена Вяльбе не скрывают, что претензии те же — порча сочинских пробирок и проб. Те же доводы рассматривали и в CAS — и сочли, что доказательств недостаточно для признания личной вины спортсменов в махинациях. МОК или CAS — что важнее в этой войне?

3. Почему отстранённые лыжники не провели ни одной пресс-конференции?

Один из самых актуальных вопросов, связанный с отсутствием в сборной России достойного медиа-обеспечения. Давайте вспомним: как мы узнали о деле Сундбю? Из пресс-конференции: спортсмен, его врач и президент федерации собрали полный зал журналистов и подробнейшим образом рассказали о произошедшем, ответив на все вопросы.

С пресс-конференции началась и тяжба Терезы Йохауг — она рыдала, голос её дрожал, но журналисты получили ясную картину случившегося. Йохауг созвала пресс-конференцию после слушаний против норвежского антидопа, а потом — и после проигрышного для неё решения CAS. Пресс-конференцию собрала даже словенская биатлонистка Тея Грегорин — звезда далеко не такого масштаба.

ФЛГРФ: По следам комиссии Освальда. Четыре вопроса российской стороне

Что следовало сделать нашим отстранённым лыжникам, ФЛГР и пресс-службе, которая то ли существует, то ли нет? Созвать пресс-конференцию сразу же, как только стало известно об отстранении — в конце декабря 2016 года. А лучше — две пресс-конференции: одну в Москве, а другую в Европе — допустим, в Оберстдорфе, где стартовал «Тур де Ски». То же самое нужно было делать после заседаний CAS, апелляций и вердиктов, постоянно повторяя миру о своей невиновности.

Открытость порождает соответствующую реакцию — даже без пресс-конференций многие иностранные болельщики верили нашим лыжникам. Спустя год переменились и некоторые скандинавские журналисты, с пылу с жару потребовавшие отстранения всех россиян от чемпионата мира в Лахти. А пресс-конференции могли бы убедить даже самых отъявленных скептиков. Не в отсутствии государственной допинговой системы — но в невиновности самих спортсменов.

4. Почему Александр Легков продолжает государственную деятельность?

Вопрос отчасти неэтичный — и я готова за это извиниться, если он заденет Александра, его близких и болельщиков. Участие России в допинговых махинациях практически доказано — в подмену пробирок верят в том числе самые преданные патриоты России. Тогда почему Легков продолжает государственную деятельность, будучи депутатом партии Единая Россия, если имеется огромная вероятность, что именно государство испортило ему карьеру?

ФЛГРФ: По следам комиссии Освальда. Четыре вопроса российской стороне

Ведь во «вредительство» Родченкова просто ради идеи не верится, как не верится и в замысел самого Александра — сдавать в РУСАДА дополнительные образцы анализов можно было для каких-то дополнительных исследований, отправлять коды допинг-проб — допустим, для перестраховки. Вряд ли действующему спортсмену показалась бы странной просьба Минспорта запоминать коды.

… Итог может быть очень печальным. Я довольно сознательно смотрю лыжные гонки уже 15 лет — и помню, как в неполные девять весь день ждала женскую эстафету на Олимпиаде в Солт-Лейке. Она начиналась поздно, а утром нужно было идти в школу, но родители позволили мне посмотреть трансляцию. И когда сборную России не допустили до старта, было очень обидно. Очень обидно и сейчас — 15-летний круг замкнулся.
/// Openski.ru

Комментарии21

Если факт подмены пробирок сомнению не подвергается , то, казалось бы, отстраненные атлеты должны подавать в суд на минестерство спорта. Но это если атлетов действительно использовали " в темную". Рыдания Йохауг не очень-то ей и помогли, а вот послушать показания Нагорного в суде было бы интересно. Правда, такие действия поломают не то что спортивную карьеру, а всю жизнь.  Легкову, кроме того,  партия не позволит.
извините, "министерство"

Спортсмену не нужно было отправлять коды своих допинг-проб. В систему ADAMS допинг-офицер ввёл код допинг-пробы спортсмена, и через секунду уже глава лаборатории с расширенными полномочиями в системе/базе данных видит коды всех сданных проб в определённое время и далее способен манипулировать ими без ведома самого спортсмена.
Сговор с главой лаборатории можно доказать только через банковскую систему: если сам спортсмен или Федерация перечисляли деньги на его счёт за подменённые пробы.
 
Последний раз редактировалось
Это не так, допинг проба поступает в транспортировку, хранение  и потом в лабораторию,  только с идентификационным номером т.е анонимно. Протокол забора проб, с номерами и фамилиями, идёт отдельно от проб т.е.  разными путями.
Спортсменов обязывали запоминать номер, а еще лучше фотографировать, для последующего возможного предъявления к ним претензий от ВАДА, при вскрытии пробы В. Спортсмен должен быть уверен, что ему предъявлятся его проба В. Даже сама передача этой инфы спортсменом, кому либо, уже нарушение…
Последний раз редактировалось
… Участие России в допинговых махинациях практически доказано — в подмену пробирок верят в том числе самые преданные патриоты России. 
 

Тезис, мягко говоря, спорный.

А почему в «вредительство» Родченкова не верится? Прочитав за это время про этого человека много материала(посмотрите в инете, например, про «словарь» профессора) — единственное, по-моему, что может его морально оправдать  - психическое заболевание.
Здесь
 www.sport-express.ru/doping/reviews/1000320/page2/ 
про словарь профессора.
Автор — Иванов из СпортЭкспресса. Мне это имя ничего не говорит, но человек, занимающийся спортивной журналистикой — возможно, больше  знает — стоит ли доверять этому тексту.
Последний раз редактировалось
Из словаря :
Ю". Юлия Степанова – бывшая бегунья и первая жена Виталия Степанова. Ее фирменный blowjob (оральный секс. – Прим. «СЭ») позволил Виталику Степанову почувствовать свист в ушах, а себя крутым whistleblower’ом, о чем он сообщил в ВАДА. Семейная пара попросила Хайо Зеппельта снять короткий порноролик, но тот ужаснулся и уехал снимать фильм и Лилию Шобухову в Белореченск.
Те, кто смотрел фильм Икар(рус), могли заметить сцену в аэропорту, когда Родченков, выходя из такси и приобнимая журналиста(автора фильма), напевает I am a woman in love  и говорит оператору(шутит) — «Это снимать нельзя, это спортивная эротика.»
 
В чем там юмор — я не понял, как и не понял «словаря» профессора. 
PS Справка от психиатра  о заболевании у Родченкова — известный факт(в фильме тоже об этом говорится).
Последний раз редактировалось
То, что вызывает недоумение — это неповоротливость госмашины. Только месяц назад - в конце сентября —  Родченков был объявлен в международный розыск. Не названы и не наказаны те чиновники, которые назначили человека с судимостью(? «замятой» — за оборот допинг-средсв) и/или психологическими проблемами(суицидальными) на должность руководителя лаборатории.
Во  вредительство Родченкова я не верю, потому что он работал долго в компании таких же и он был неоднократно и премирован и награждён государственными наградами… Один он этого делать не мог, нужен сговор разных лиц, на разных участках работы, включая спортсменов.  Если он кому и вредил, так это репутации российского спорта.
А настоящих «психов» на работу не берут, тем более на связанную с гостайной и требующей огромных и очень специфичных знаний. Значит не такой уж и «псих» был…
гос награды зачастую настоящих героев не находят, а расходятся по своим. «Один он этого делать не мог», а мог просто включить фантазию и сказать, что это делал. Мой друг работает на оборонном предприятии, так в их цеху парень с жёлтым билетом работает и ни чего, всех устраивает как он выполняет работу, а сам парень не стесняется того, что он наблюдается в психдиспансере.  Так что всё возможно, а Родченков являлся специалистом редкого профиля, поэтому закрыли глаза на судимость и справку. 
Сталин тоже награждал Андрея Власова орденом Ленина и двумя орденами Красной Звезды. Это — к слову о наградах.
Согласна с автором про отсутствие пресс-конференций, я лично этого не понимаю. Это сняло бы хоть как-то напряженность обстановки и показало бы общую картину. Особенно совместная пресс-конференция, на которой присутствуют все отстраненные лыжники.
А то что сейчас происходит — вызывает волну подозрений, недоговорок и подрывает доверие вообще ко всем вместе взятым..(
По поводу Александра я думаю, он работает до сих, тк уже сказал «надо начинать думать о другой жизни после спорта». Его право, что тут сказать…
Отсутствие достойных адвокатов у российских спортсменов - это главна беда нашей системы. 
О какой пресс конференции вы говорите? В Норвегии лыжи — спорт №1. В России на 146 млн чел.населения лыжный спорт интересен нескольким тысячам. Ну и смысл этой пресс конференции, которую потом по факту посмотрят несколько сотен зрителей.
У нас люди любят всякую шумиху, возможно заинтересуются спортом через скандалы. Любая популяризация лыжных гонок хороша, в сложившемся вакууме. Нет зрителей, нет трансляции. 
Пресс-конференции не смотрят, на них собирают журналистов. И если б лыжи были не так важны, не было бы вообще всей канители с пробирками. Но из всех зимников основная разборка именно по лыжникам. 
В словении биатлон едва ли спорт номер один, но грегорин собирает прессу из-за ванкуверской пробы.
Очень важно настроить общественность правильно — не русский народ, а европейских (в т.ч. норвежских) журналистов, которые донесут слова для своих читателей. 
Как-то странно, господа, а пресс-конференция Александра Легкова, когда он увесистой папкой с результатами своих допинг-проб перед журналистами махал забыли что ли? Вспомните новости по этой тематике прошлого года.
Лето 2016
Лыжников отстранили в декабре.
Ну так правильно: первая часть "доклада Макларена" как раз летом и вышла. Сашка дал пресс-конференцию, поскольку его уже там "упомянули".
 
Относительно всего остального цирка, у меня нет ни малейшего сомнения, что все это хорошо не закончится, ибо уже "вердикт" вынесли.
 
Раздражает позиция руководства Федерации - "невмешательство ни во что". Вяльбе чем там занималась всё это время?
Я имела в виду уже после отстранения. Но тот шаг, с июльской пресской, был безусловно правильным. Ещё лучше было бы в Европе этой папкой потрясти, перед зарубежными журналистами.